\"http://content5.eol.org/content/2011/01/15/12/14885_large.jpg\"Наиболее частый побочный эффект – гипокалиемическая гипертензия, возникающая вторично вследствие блока 11-бета-гидроксистероиддегидрогеназы типа 2 на уровне почек, приводящего к усилению минералокортикоидного эффекта кортизола.
Гипокалиемический паралич это неотложное состояние, угрожающее развитием нарушений сердечного ритма, респираторных нарушений и рабдомиолиза.
Cheng CJ, соавт. докладывают случай пожилого мужчины корейца, у которого определялся лимбический паралич, миалгии и умеренная гипертензия. У больного был рак предстательной железы, по поводу которого была произведена орхиэктомия и гормональная терапия 2 годами ранее.

Главные биохимические нарушения были гипокалиемия (K+: 1,7 млмоль/л), ассоциировавшаяся с почечными потерями K+, а также метаболический алкалоз (HCO3-: 42.6 млмоль/л). Низкая активность ренина плазмы, низкая концентрация альдостерона и нормальный уровень кортизола указывали на состояние псевдогиперальдостеронизма. Как показал анализ медикаментозных назначений, пациент ежедневно принимал по 8 упаковок (100 мл в уп.) корейского травяного тоника для лечения рака простаты в течение последних 2 месяцев. В тонике были обнаружены значимые количества глицирризиновой кислоты (0,23 мг/мл), активного ингредиента солодки. Прекращение приема тоника с назначением KCl привели к восстановлению в течение 2 недель [5].

Leitolf H, Dixit KC, соавт. (2010) наблюдали мужчину 57 лет, находившегося в эндокринологическом отделении, по поводу плохо контролируемой в течение 6 лет гипертензии, больной получал метопролол 200 мг/сутки и эналаприл 20 мг/сут. Болезнь протекала бессимптомно, но в ходе обследования перед холецистэктомией двумя годами ранее у больного была случайно обнаружена гипокалиемия. Больной никогда не принимал ни мочегонных, ни слабительных средств. Больному была назначена калиевая поддержка (120 ммоль/сут) и увеличено содержание калия в диете. Во время детального разбора анамнеза больного было установлено, что он употребляет 300-500 г солодки в день. Врачебный осмотр, кроме повышенного артериального давления 180/105 mmHg, ничего не дал. На приемах, последовавших за первым, на фоне назначенных препаратов калия электролиты плазмы (K+3,7 ммоль/л), точно также как и уровни утреннего кортизола, АКТГ, 11-деоксикортизол и метанефринов плазмы, были в норме. 17 OH-прогестерон, DHEA-S и андростендион были нормальными, а уровень тестостерона оказался снижен. Уровень утреннего альдостерона был умеренно повышен до 801 пмоль/л, а активность ренина была неопределима. Суточная экскреция альдостерона оказалась существенно повышена до 162 нг/сут в сочетании нормальной секрецией кортизола и катехоламинов. Четыре недели спустя после отмены солодки, несмотря на калиевую поддержку, сывороточный уровень последнего оставался сниженным до 3.4 ммоль/л. Уровень утреннего альдостерона возрос до 1449 пмоль/мл, активность ренина оставалась неопределяемой, но суточная экскреция альдостерона возрастала до 434 нг/сут в сочетании со снижением экскреции кортизола. Примечательно, что уровни 17 OH-прогестерона и андростендиона, оказались умеренно выше в сравнении с тем, что отмечались при приеме солодки. Уровень тестостерона существенно возрос в пределах нормального диапазона. УЗИ и МРТ органов живота показали увеличение размеров левого надпочечника 2,7 см x 2,2 см x1,7 см. Пациент был подвергнут левосторонней лапароскопической адреналэктомии, гистологически подтвердилась альдостеронпродуцирующая аденома. После операции уровни альдостерона и калия в крови нормализовались, артериальное давление пришло к норме и стабилизировалось без медикаментов