Строение гнезда относится к числу врож­денных черт, к чисто наследственным свойствам и спо­собностям вида.

В стандартном двенадцатирамочном улье с магазин­ной надставкой — сто с лишним тысяч ячеек. Сутолока в гнезде могла бы стать катастрофической, если б ис­пользование ячеек не было специализировано. В гнезде пчел довольно четко определены его внутренние районы.

В наилучше проветриваемой центральной части улья, в нижних этажах сотов и поближе к летку размещены пласты червы — ячейки, занятые яйцами, личинками, куколками. Эта часть гнезда окружена пестрыми лентами ячеек с цветной пергой.

Разбирая вопрос об особенностях укладки перги в ячейки, специалисты пришли к единодушному выводу: пчелы сохраняют в сотах цветочную пыльцу с помощью самого настоящего силосования. Перга действительно представляет собой засилосованную пыльцу, а ячейки, занятые под ее хранение, — это что-то вроде малень­ких силосных ям или крошечных силосных «батарей». Здесь засилосован белковый концентрат. За этими силосными сооружениями лежат районы складов с наиболее ценным и заманчивым для врагов кормом — ячейки с медом. Они находятся подальше от входа, ближе к стенкам и потолку.

Границы районов непостоянны и в разные сезоны пе­ремещаются, так как одна и та же ячейка может быть использована и для инкубации яиц и для хранения нек­тара или меда.

Весной, когда семья особенно быстро растет, цен­тральная зона гнезда расширяется за счет опустошен­ных за зиму складов корма. К осени, когда семья поре­дела, разрастается район складов с запасами продоволь­ствия: кормами заполняются все свободные ячейки.

Форма и размеры ячеек, которые в старинных рус­ских книгах именовались
луночками или
печурочками, разнятся в разных районах сотов. Так, в центральном, инкубаторном районе ячейки имеют в глубину примерно одиннадцать миллиметров: в более глубокие пчелиные ячейки матка неохотно откладывает яйца; окраинные же, по бокам и наверху, складские ячейки — медовые цистерны — несколько крупнее и глубже. Все ячейки, и это особенно хорошо видно на верхних, сделаны не го­ризонтальными, а скошенными книзу. Угол наклона не­велик, но достаточен, чтобы мед не вытекал из ячейки. Самый верхний край сота выполнен из пятигранных яче­ек, что значительно упрощает и делает более \’Надежной припайку к рамочному бруску. Эти пятигранные ячейки тоже заливаются медом.

Общая «анатомия» гнезда целесообразна и с тепло­технической стороны. В центре его, занятом расплодом, поддерживается температура, необходимая для нормаль­ного развития яиц, личинок, куколок, тогда как в зоне окраинных (пчеловоды говорят — кроющих) сотов тем­пература обычно ниже.

Чем сильнее семья и чем больше объем занимаемого ею гнезда, тем значительнее разница температур в цент­ре и по краям. Благодаря этому здесь возникает движе­ние воздуха. Оно-то и становится основой вентиляционной систе­мы, которую пчелы-вентиляторщицы только дополняют и выправляют.

Существенно также и то, что соты, полностью зали­ваемые медом, занимают края улья и что в центральной части гнезда медом заполняются верх, задняя, а отча­сти и передняя зоны сотов. Таким образом, для настоя­щего гнезда с расплодом оставляется сферическое про­странство, со всех сторон залитое медом, — словно туша, одетая в оболочку из сала. Мед служит здесь чем-то Ероде температурного буфера, ослабляющего благодаря своей низкой теплопроводности резкие колебания внеш-ней температуры.

Такое устройство гнезда очень выгодно, к слову ска­зать, для человека. Если бы пчелы складывали корм в беспорядке, как попало, вперемешку с расплодом и пер­гой, изъятие меда было бы немыслимо без разорения, уничтожения семьи. У медоносной пчелы мед, особенно из рамочного улья, можно отбирать так, что нормаль­ный ход жизни не нарушается.

Пасечник оставляет пчелам рамки с медом, пергой и расплодом, а для себя отбирает сплошь медовые, ставя вместо них пустые соты — запасную сушь.