Зима подходит к концу. Уже солнце на небе мы видим все чаще. Дни, соотвественно, все длиннее. Несмотря на то, что снег все еще лежит повсеместно, за окном зазвучали полные неубиенного энтузиазма песни разных пернатых сорванцов.

Весна на пороге. Замечательная пора. Живи и радуйся…

Не тут-то было. Измочаленный изнурительной северной зимой человеческий организм именно в эти замечательные деньки начинает хандрить, давать сбои. Выползают на свет Божий старые, вроде бы давно забытые, болячки. И даже самые молодые и сильные к концу рабочего дня чувствуют себя так, словно побывали в гостях в вурдалака. Ноги не идут, руки не делают, голова не соображает, а глаза предательски слипаются уже около 3 часов дня.

Кого ни спросишь, ты что, мол, заболел? Нет, просто устал. Кругом сплошная усталость. Что же это за напасть такая?

Медики давно изучили этот феномен и назвали его синдромом хронической усталости. К возникновению этого синдрома приводит постоянная неубывающая нагрузка на компенсаторно-приспособительные механизмы нашего организма. Приспособительные механизмы принято называть адаптацией. Если вдуматься, то значение адаптации для любого животного, для человека и для общества в целом – крайне важная вещь. Человек всю свою жизнь от рождения и смерти только и делает, что приспосабливается. К жаре или холоду, к бактериям и вирусам, к пище, к соседу, к социальным и государственным законам.

Если человек приспосабливается хорошо, то он здоров. Если плохо – заболевает.

С позиций адаптации синдром хронической усталости оценивается как состояние, предшествующее любому заболеванию. Организм, находящийся в таком состоянии, как бы балансирует на одной ножке на краю пропасти. Одно неверное движение, одно маленькое дуновение ветерка в сторону пропасти – пиши, пропало. Становится понятным, что именно в таком положении организму, как никогда, нужна помощь. Нужно отметить, что лечение, проводимое в эту пору, можно смело расценивать, как этиотропное, то есть, влияющее на первопричину болезни.

Восточные медики, прославившие свою науку в веках, не зря обращали внимание именно на этот момент в возникновении заболевании, отмечая, что болезнь, «пока она не перешла вглубь», можно излечить навсегда. Именно поэтому они так ценили и ценят до сих пор растения – адаптогены (например, женьшень). Но прежде, чем говорить о растениях и их применении, я считаю, нужно ненадолго остановиться на парочке важных теоретических вопросов.

Во-первых, хотелось бы знать, какими механизмами оперирует организм, приспосабливаясь к окружающей среде. Аюрведа (а следом за ней практически все восточные медицинские доктрины) говорит, что таких механизмов три. В Аюрведе их называют дошами. Есть невесомая и очень быстрая доша ветер. Есть жидкая текучая и горячая доша желчь. И есть густая медленная и холодная доша слизь. В человеческом организме все три доши от рождения находятся в своеобразном сочетании. Одной чуть побольше, другой поменьше. Когда то состояние дош, что дано человеку от рождения, находится в равновесии, то человек здоров и работоспособен. Если же что-то нарушает соотношение дош, то возникает заболевание.