Клинические случаи.

Примеры наших больных, если и не каждый, то через один – точно, являются весьма поучительными при рассмотрении их с самых разных точек зрения. Одни учат сугубо медицинским вещам, падают в копилку врачебного опыта. Другие преподносят пример мужества и стойкости, и обогащают человеческую душу.

В 2003 году к нам обратилась больная G. 34 лет. Диагноз – анапластический рак щитовидной железы. Об агрессивности данного вида опухолей щитовидной железы ходят легенды. Известно, что больной погибает самое позднее через год после выявления подобного заболевания. Тактика в лечении в лечении определена однозначно – полное удаление щитовидной железы. В связи с этим не совсем было понятным, почему нашей больной G., была удалена только одна пораженная доля щитовидной железы. Химиотерапия не проводилась. Почему этого не было сделано, также остается только догадываться. Вполне вероятно, что больная, будучи иногородней, была отправлена нашими городскими специалистами для лечения в свой регион, где что-то не сработало. Оказавшись на обочине жизни, больная не опустила руки. Через родственников в Санкт-Петербурге узнала о нашей фитотерапевтической практике, и явилась на прием.

Достаточно было одного взгляда на больную, чтобы и без генетического типирования определить у нее синдром Шерешевского-Тернера. Низкий рост, крыловидные складки кожи на шее, вальгусная деформация локтевых суставов, «лицо сфинкса» и т.д. Такие больные отстают в развитии, имеют массу анатомических врожденных пороков, остаются бесплодными. И вот ко всему прочему еще одна напасть – анапластический рак щитовидной железы. Глядя на таких больных, даже черствое сердце профессионала дрогнет и проникнется жалостью. Несмотря на все невзгоды, больная всегда была неизменно приветлива, оптимистична, продолжала трудиться.
Зная особенности анапластического рака щитовидной железы, мы не питали особых иллюзий по отношению к возможному эффекту траволечения. Тем не менее, таковое было по всем правилам назначено. Больная получала настойку клубней аконита, сбор трав, куда неизменно входили такие специфические травы, как дурнишник, ряска, черноголовка, донник, подмаренник цепкий и прочие, в отношении которых имеется эмпирическая информация об успешном применении при Neo щитовидной железы. Применялись также «большие адаптогены» и иммуномодуляторы – копеечник альпийский, большеголовник одноцветковый, родиола холодная, молочай Палласа (Фишера) и др. С целью компенсации нетяжелого гипотиреоза больная получала 75-100 мкг\\сут L-тироксина. Лечение травами проводилось циклами по 2 месяца со сменой трав и перерывом между циклами лечения 1-2 недели.
В ходе лечения минуло 2 года. Никаких признаков рецидива заболевания не было, что само по себе является весьма примечательным для больной с данным гистологическим вариантом рака щитовидной железы, с учетом нерадикальной операции, отсутствия химиотерапии, и наличия общего неблагоприятного фона в виде генетической патологии. Область щитовидной железы, ложе удаленной доли были спокойными, регионарные лимфатические узлы вели себя спокойно, инструментально-лабораторных данных за отдаленное метастазирование не было. По просьбе больной, несколько утомленной постоянным двухгодовым приемом трав, был дан отдых от лечения 3 месяца. Чего, как оказалось впоследствии, делать не стоило. Не выбрав отпущенные на отдых 3 месяца, больная пришла на прием через 2 месяца с мощнейшей метастатической шейной лимфаденопатией и рецидивом местного процесса в ложе щитовидной железы. Возобновленное в срочном порядке фитотерапевтическое лечение хоть и увеличило срок жизни больной по сравнению со среднестатистическими показателями в несколько раз, но уже остановить прогрессирование не смогло, больная погибла через 7 месяцев…
История больной G. весьма поучительна. Из нее мы извлекли несколько уроков. Во-первых, не опускать руки и не отказывать больному в помощи даже в случаях с явно пессимистическим прогнозом, даже таким как анапластический рак щитовидной железы.
Во-вторых, не идти на поводу у пациента, уставшего от длительного приема трав, и продолжать непрерывное лечение максимально длительный период времени. В любом случае, минимум до 5 лет.
В-третьих, пример мужества больной перед лицом фатального недуга, ее оптимизм, вера в лучшее, должен нами использоваться для формирования правильного, позитивного психологического настроя нашим пациентов на лечение.
Следующий клинический случай не столь пафосно-трагичен, так как больной, слава богу, жив до сих пор, и продолжает трудиться на своем рабочем месте. Хотя по сложности немногим уступает предыдущему, и, как и в предыдущем примере, мы видим демонстрацию целого ряда человеческих качеств, получивших свое лучшее применение.
Итак, больной N, 48 лет, обратился к нам около 4 лет назад с диагнозом: Папиллярный рак щитовидной железы, метастазы в легкие, лимфоузлы и кости скелета. Больной прооперирован радикально в объеме экстирпации щитовидной железы. На момент обращения получает супрессивную терапию тироксином в дозе 200 – 225 мкг/сут, в ходе которой достигнуто устойчивое подавление ТТГ до 0,005 – 0,01 мкМЕ/мл. Из прочих методов лечения с учетом распространенного метастазирования больному рекомендовалась радиойодтерапия. Однако единственный в стране центр в г. Обнинске (МРНЦ РАМН), где практикуется метод, может принять на лечение лишь небольшую часть пациентов, нуждающихся в радиойодтерапии. Так что нашему больному N. в квоте на лечение отказали. Данные факт был воспринят пациентом в единственно верной трактовке: отнюдь не как повод для депрессии, а всего лишь как руководство к действию. На момент обращения к нам пациент уже трижды получал лечение по методу радиойодтерапии, но не в Обнинске, а в братской Беларуси. Какими правдами и неправдами ему удалось этого добиться, не столь важно. Главное, что человек осознал проблему, увидел цель, которую требуется достичь, и добился своего.
Причиной обращения к нам послужило то, что в ходе лечения пациент уже близко подошел к максимально допустимой суммарной дозе радиоактивного йода, и вскоре данный вид лечения придется прекратить. А лечебный эффект, вначале неплохой, постепенно стал сходить на нет. Очаги в лучшем случае сохраняли свои размеры, а некоторые стали вновь увеличиваться. В крови нарастал уровень тиреоглобулина.
Очень впечатлил нас подход пациента к систематизации и анализу данных своих лабораторных и инструментальных исследований. Все они скрупулезно были сведены в хронологические таблицы. При этом каждой контрольной точке давалось пояснение об этапе лечения. Оказалось, что пациент имеет кандидатскую степень в технических науках.
Из этой таблицы очевидным стал тот факт, что ухудшения лабораторных показателей совпадают с моментом, когда пациент перед лечением радиоактивным йодом отменяет L-тироксин. Было очевидно, что имеется тесная корреляция между уровнями ТТГ, возраставших в этот период до десятков единиц, и уровнями тиреоглобулина. Как известно, ряд специалистов оценивают данный показатель, как маркер опухолевой прогрессии. Интересен тот факт, что по мере лечения травами в моменты, когда отменялся тироксин и ТТГ возрастал, как и прежде, уровень тиреоглобулина с каждым разом становился все менее выраженным. Так, на старте лечения в сентябре 2005 года он составлял около 40 единиц, через полтора года лечения в июне 2007 – всего лишь 8,7. На настоящий момент (весна 2009 года) уровень тиреоглобулина колеблется около 6 единиц, несмотря на то, что радиойодтерапия уже не проводится.

Учитывая все особенности данного пациента, ему была назначена фитотерапевтическая схема, включавшая различные йодсодержащие растения (дурнишник, ряска, череда, подмаренник цепкий, дрок красильный) и при поддержке флавоноидсодержащих трав, таких как хмель, бодяк розовый, шалфей лекарственный, галега лекарственная, донник лекарственные и др. Кроме того, в схему для предупреждения стимулирующего влияния ТТГ на метастатические очаги давались зюзник европейский, воробейник лекарственный, окопник обыкновенный, тополь черный. Кроме сборов, в состав лечебной схемы вводились настойки аконита, копеечника альпийского, молочая Палласа, большеголовника одноцветкового, родиолы четырехразделенной. Курс лечения строился на основе чередования двухмесячных циклов с 1-2 – недельными перерывами между ними.
На фоне проводимого фитотерапевтического лечения больной еще дважды проходил радиойодтерапию с соответствующим предварительным обследованием. Анализ имеющихся лабораторно — инструментальных данных показал, что по мере увеличения срока фитотерапевтического воздействия у больного восстановилась чувствительность к радиойодтерапии, что проявилось в долгожданном регрессе метастатических очагов. Отмены супрессивных доз Тироксина в предлечебный период уже не сопровождались такими же, как ранее пиками тиреоглобулина в крови. Интересен тот факт, что ТТГ все же давал пиковые подъемы на отмене Тироксина. Утрата связи между ростом ТТГ и увеличением уровня тиреоглобулина могла косвенно свидетельствовать о том, что профилактика стимулирующего влияния ТТГ на метастазы, которой мы добивались при помощи антитиреотропных растений, возможно, увенчалась успехом.
Итог на настоящий момент времени таков. Больной активен, сохраняет трудоспособность, продолжает вести свои педантичные записи. Радиойодтерапия не проводится уже более года в связи с достижением максимально допустимой суммарной дозы. Применяется только супрессивная терапия L-тироксином и фитотерапия. Онкологом констатируется стабилизация.
Данный пример, когда проводится комплексное лечение больного после радикального удаления первичной опухоли, но при наличии отдаленных метастазов, во многом перекликается с третьим примером.
Больная В., 83 года, лечится у нас по поводу Папиллярного рака щитовидной железы на протяжении последних четырех лет. Особенности случая на момент обращения: первичная опухоль никакому лечебному воздействию не подвергалась. Больная не оперирована, не подвергалась ни химиотерапии, ни облучению, ни радиойодтерапии – по причине преклонных лет и наличия сопутствующих заболеваний. Собственно говоря, именно невозможность проведения лечения основными методами послужила поводом к обращению за фитотерапевтическим лечением.
Диагноз установлен на основании клиники и цитологического исследования пунктатов узла, полученных при помощи ТАБ. Пальпаторно в правой доле щитовидной железы определяется твердый узел диаметром около 2,5 см, с некоторым ограничением подвижности. Шейные лимфоузлы спокойные.
Назначения сделаны по обычной схеме, аналогичной описанной в двух первых случаях. Итог четырехлетнего наблюдения: стабилизация состояния, отсутствие признаков прогрессии заболевания.

 

Классификация и особенности.

Выделяют четыре основных варианта рака щитовидной железы:

  1. Папиллярный
  2. Фолликулярный
  3. Медуллярный
  4. Анапластический

Особенностью рака щитовидной железы является подавляющее преобладание высокодифференцированных форм, каковыми являются первые три варианта. В сумме они составляют почти 99% всех раковых заболеваний щитовидной железы. Легко подсчитать, что стоящий наособицу анапластический рак встречается всего лишь в одном случае из ста больных. Как говорится, и слава богу! Потому что он является самой агрессивной формой рака щитовидной железы. По статистике проходит всего только один год от момента выявления данного заболевания до гибели больного. Любые варианты анапластического рака, не зависимо от размера, сразу классифицируются по международной классификации, как Т4.
В противоположность ему высокодифференцированные карциномы – папиллярная, фолликулярная и медуллярная – имеют вполне «спокойное» течение: растут медленно, нередко не один десяток лет, и метастазируют сравнительно поздно. Вовремя предпринятое оперативное лечение приводит к излечению больного в 95% случаев.
Чаще прочих видов встречается папиллярная карцинома – до 75% всех раковых заболеваний щитовидной железы. Метастазирует в первую очередь в шейные лимфоузлы. Легкие и печень поражаются реже, чем при других формах рака.
Фолликулярный рак находят у больных в пять раз реже, около 15-17%. Неприятная особенность данной формы рака заключается в том, что при проведении цитологического исследования (ТАБ) фолликулярный рак невозможно отличить от доброкачественной фолликулярной аденомы. Поэтому оперативному лечению подвергаются все пациенты с фолликулярным клеточным составом узла. Фолликулярный рак метастазирует преимущественно в легкие.
Особой формой рака является медуллярная опухоль. Данная карцинома исходит из С-клеток щитовидной железы. В норме эти клетки продуцируют кальцитонин. Такие же свойства имеют и злокачественные клетки медуллярной карциномы. Уровни кальцитонина у таких больных достигают весьма значительных величин, что используется для ранней диагностики заболевания и динамического контроля в послеоперационном периоде. Медуллярная карцинома может быть спорадическим заболеванием, однако, это еще и одно из известных наследственных заболеваний, проявляющихся в каждом поколении. Медуллярная опухоль имеет невысокий удельный вес среди других карцином, всего около 7%.
Кроме описанных «чистых» форм имеются также смешанные варианты рака щитовидной железы.

Международная классификация TNM:

Т – первичная опухоль

Т0 — первичная опухоль не обнаружена.
Тх — оценка первичной опухоли невозможна.
Т1 — опухоль размерами менее 2 см в наибольшем измерении, не выходит за пределы железы.
Т2 — опухоль размерами от 2 до 4 см в наибольшем измерении, не выходит за пределы железы.
Т3 — опухоль размерами более 4 см в наибольшем измерении, ограниченная пределами железы, или опухоль любых размеров с минимальным распространением за пределы железы (например, проникающая в грудиноключичнососцевидную мышцу либо мягкие ткани вокруг железы).
Т4а — опухоль любых размеров, которая распространяется за пределы капсулы железы и поражает подкожную клетчатку, гортань, трахею, пищевод или возвратный гортанный нерв.
Т4b — опухоль проникает через предпозвоночную пластинку собственной фасции или сдавливает сонную артерию или сосуды средостения.
Все случае анапластического рака относят в группу Т4:
Т4а — резецируемая анапластическая опухоль в пределах железы.
Т4b — нерезецируемая анапластическая опухоль, выходящая за пределы железы.

N – регионарные лимфоузлы

Nx — состояние регионарных лимфоузлов оценить невозможно.
N0 — метастазов в регионарных лимфоузлах нет.
N1 — метастазы в регионарных лимфоузлах имеются:
N1a – метастазы в узлы уровня шеи: претрахеальные, паратрахеальные и предгортанные.
N1b – метастазы в унилатеральные, контралатеральные или двусторонние лимфоузлы шеи, а также узлы верхнего средостения

Существующие методы лечения и их эффективность.

Когда мы говорим об основных методах лечения рака щитовидной железы, к трем китам, на которых стоит современная онкология, — оперативное лечение, химиотерапия и лучевой метод, — мы должны присовокупить еще двух (китов): радиойодтерапию и супрессивную терапию L-тироксином.
Главные упования, как всегда, возложены на хирургическое лечение. И не без оснований! Известно, что своевременно проведенное хирургическое лечение высокодифференцированных карцином щитовидной железы (а они, как мы помним, составляют 99% всех опухолей) приводит к излечению (!) до 95% всех больных. Данный факт, доказанный многолетними наблюдениями за тысячами больных, является самым сильным аргументом при выборе метода лечения.
Как обычно бывает, приобретая в одном, обязательно теряешь в другом. Так, высокодифференцированные карциномы щитовидной железы оказываются практически нечувствительными к химиотерапии и слабо реагируют на облучение.
Несколько более высокая чувствительность к этим методам у недифференцированной опухоли (анапластического рака), что впрочем, не мешает ему развиваться стремительно, и приводить к гибели больного примерно через год от момента установления диагноза.
Отношение к радиойодтерапии, как и к супрессивной терапии у специалистов неоднозначное. Считается, что оба метода увеличивают продолжительность жизни больных, хотя и не решают проблему, примененные в виде монотерапии. Разумеется, они имеют свои побочные эффекты, накладывающие ограничения на их применение.

 

Фитотерапия рака щитовидной железы.

Йодсодержащие растения

Для лечения рака щитовидной железы, как и других ее заболеваний, в народе активно применялись и применяются растения, содержащие йод. Насколько это оправдано? Одинаковы ли йодсодержащие растения в своем воздействии на щитовидную железу? Какие дозы данных растений должны применяться? Вот далеко неполный перечень вопросов, возникающих у фитотерапевта, рассматривающего проблему лечения рака щитовидной железы.
Если абстрагироваться от растений, как источника йода, а рассматривать проблему более широко, с позиций влияния йода как такового, то мы находим ряд фактов, которые и будем применять к своей тематике. В частности, известно, что в районах с недостатком йода в питьевой воде и пище, где имеется повышенная заболеваемость эндемическим зобом, различные узловые заболевания щитовидной железы встречаются в несколько раз чаще. Профилактический прием йодсодержащих препаратов снижает риск появления узлов, в том числе и злокачественных, в данных регионах. Кроме того, известно, что прием L-тироксина (напомню, что он содержит 4 атома йода) в таких районах приводит к регрессу доброкачественных узлов в 70% случаев. Данные факты позволяют предполагать наличие у йода онкопрофилактического эффекта по отношению к щитовидной железе.
С другой стороны, имеется ряд ограничений в применении йода, продиктованных рядом своеобразных феноменов, возникающих под воздействием больших концентраций йода на щитовидную железу. Начальная фаза приема йода, ориентировочно около 2 недель, характеризуется понижением ее функции (феномен Вольфа – Чайкова). Вследствие своей кратковременности данный феномен вряд ли может серьезно повлиять на состояние больного с сохраненной функцией железы. Однако учитывать данный феномен все же необходимо.
Гораздо более неприятным может оказаться противоположного по смыслу феномена, называемого йод-базедов. Суть его заключается в том, что у больного узловым зобом под действием длительного применения больших количеств йода узлы приобретают способность к гормональной секреции. При этом продуцируемые ими тироидные гормоны (причем в большей степени Т3) выбрасываются в кровь в непредсказуемом автоматическом ритме и в больших количествах. По этой причине больные нередко имеют серьезные нарушения сердечного ритма по типу мерцательной аритмии.
Как оказалось, большое значение имеет то, в составе каких соединений йод поступает в организм с лекарственными растениями. По большому счету таких соединений два: натрия (калия) йодид и дийодтирозин. Меньшее значение имеют остатки йодноватистой кислоты и органические соединения йода. По крайней мере, так ситуация выглядит на настоящий момент, возможно впоследствии по мере изучения проблемы акценты как-то изменятся. Считается, что щитовидной железе «проще принять в оборот» йод в составе дийодтирозина, нежели в виде простого йодида. Дийодтирозин – соединение с двумя атомами йода, прикрепленными к аминокислоте тирозину, является промежуточным продуктом гормонального синтеза в щитовидной железе. Однако, вопреки ожиданиям, поступая в щитовидную железу, он не идет в реакции в неизменном виде, а «разбирается на запчасти», и только потом включается в процессы синтеза. Тем не менее, именно растения с высоким содержанием дийодтирозина (дрок красильный, жеруха лекарственная) наиболее часто рекомендуются в народной медицине для лечения болезней щитовидной железы, сопровождающиеся гипотиреозом. Полезным и перспективным может оказаться свойство дийодтирозина подавлять выработку ТТГ в гипофизе по механизму обратной связи, для чего он и применялся в виде чистого препарата не так давно в комплексной терапии диффузного токсического зоба для профилактики зобогенного эффекта тиамазолов (см. Машковского). Данный эффект напоминает супрессивную терапию L-тироксином, однако лишено побочных эффектов последнего, так как дийодтирозин не обладает собственной гормональной активностью.
Таким образом, применение йодсодержащих растений на практике оказывается не таким простым и однозначно положительным способом лечения рака щитовидной железы, как это может показаться на первый взгляд.
Среди растений с доказанным высоким содержанием йода нужно упомянуть ольху серую, ламинарию сахаристую, фукус пузырчатый, цетрарию исландскую. Кроме того, существует целый ряд растений, о которых известно, что они содержат йод и успешно применяются в народной медицине при раке щитовидной железы. Однако изученность их вряд ли можно считать достаточной не только для того, чтобы уверенно заявлять о количествах и форме содержащегося в них йода, но и для выводов о том, является ли йод единственным или хотя бы основным действующим началом таких растений. Тем не менее, именно они являются «золотым стандартом» фитотерапии рака щитовидной железы. Среди этих «знаменитостей» — дурнишник обыкновенный, норичник узловатый, звездчатка средняя (мокрец), ряска малая, подмаренник цепкий.
Завершая раздел, посвященный йодсодержащим растениям, считаем нужным обратить внимание на ряд особых моментов, требующих учета при назначении растений данной группы. Большой осторожности требует применение йодсодержащих трав больным раком щитовидной железы с сопутствующим аутоиммунным тиреоидитом. Отмечено, что чрезмерное увлечение йодсодержащими препаратами усугубляет течение АИТ, приводит к его декомпенсации и, как следствие, способствует более быстрому развитию гипотиреоза. При этом закономерно повышается уровень ТТГ в крови, который, как мы помним, стимулирует рост не только нормальных клеток щитовидной железы.
Далее. Растения, содержащие йод, противопоказаны больным узловым зобом со склонностью узлов к гормонопродукции.
И еще один момент. Нужно всегда помнить, что йод в состав растений поступает, в основном, из грунтовых вод и из почвы. Местности, находящиеся вблизи от различных полигонов и АЭС (особенно Чернобыльской), категорически не подходят для сбора таких растений, как впрочем, и любых других.
И последний момент. Выбирая растения, содержащие йод, мы всегда помним, что помимо йода, они содержат целый спектр биологически активных соединений, противоопухолевая активность которых подчас не уступает йоду. Кроме того, отличные от йода соединения, разные в различных йодсодержащих травах, сообщают данным растениям различные полезные свойства. Это позволяет каждому больному подобрать максимально индивидуализированное лечение.

Ольха серая. 2 столовые ложки шишек, залить 1 стаканом кипятка, настаивать 2 часа, процедить. Принимать внутрь по 1/2 стакана 3 раза в день до еды.
Дурнишник обыкновенный. 1 столовая ложка сухой травы на 1 стакан кипятка, кипятить 10 минут на слабом огне, настаивать 1 час, процедить. Принимать по 1-2 столовых ложки 4-5 раз в день.
Ряска малая. 1 столовую ложку сухой ряски на 1 стакан воды, довести до кипения, настоять 1 час, процедить. Принимать по 1/2 стакана 3-4 раза в день до еды. Детям старше 1 года – по 1-2 столовых ложки 3 раза в день.
Звездчатка средняя. 1 столовую ложку травы звездчатки средней на 1 стакан кипятка, настаивать 4 часа, процедить. Принимать по 1/3 стакана 4 раза в день до еды. Или. Сок растения принимать по 1 чайной ложке, подсластив медом, 4-6 раз в день.
Норичник узловатый. 1 чайную ложку измельченных сухих корневищ на 1 стакан кипятка, настаивать 1 час, процедить. Полученный настой употреблять внутрь по 2 столовых ложки 3 раза в день при зобе.
Цетрария исландская. 10 г сухого измельченного сырья залить стаканом горячей воды или молока, кипятить на медленном огне 5 минут и настаивать 30 минут. Принимать по 1/3 стакана 3 раза в день.
Ламинария сахаристая. Порошок или гранулы морской капусты принимают на ночь по половине или целой чайной ложке, размешанной в 1/3-1/2 стакана воды, 1 раз в день.
Дрок красильный. 15 г высушенной травы залить 2 стаканами воды, кипятить, пока не останется половина жидкости, остудить, процедить, принимать по 1\\3 стакана 3 раза в день до еды.
Жеруха лекарственная. Выжатый свежий сок растения принимают по 1 чайной ложке 3 раза в день до еды. Или. 25-30 г свежих листьев настоять в 1 л кипятка 2-3 часа, процедить. Принимать по 1 стакану 2 раза в день.
Подмаренник цепкий. 4 чайные ложки измельченной травы подмаренника цепкого на 2 стакана кипятка, настаивать 2-3 часа, процедить. Пить в горячем виде по 1/2 стакана 4 раза в день маленькими глотками.

Флавоноиды.

Флавоноиды, не так давно считавшиеся балластными веществами в составе растений, оказались не так пассивны, как это предполагалось изначально. Не вызывая подобно алкалоидам острых изменений тканевых процессов, флавоноиды довольно долго оставались в тени.
Эпидемиологические наблюдения показали, что в группах людей, употребляющих в больших количествах сою, отмечается тенденция к понижению уровней гормонов щитовидной железы. Естественным образом возникла идея о возможной взаимосвязи одного явления с другим. Методология научного поиска предполагает проверку состоятельности идеи на какой-нибудь экспериментальной модели. Что и было сделано в отношении флавоноидов сои. В ряде экспериментов было установлено, что избыточное питание лабораторных животных соей действительно приводит к понижению уровней тироидных гормонов. Далее было показано, что это происходит только при дефиците йода в питьевой воде и пище. При этом употребление сои и дефицит йода взаимно усиливают эффект друг друга. Добавление в рацион йода позволяет устранить неблагоприятное влияние сои на щитовидную железу.
Позднее был открыт механизм воздействия флавоноидов сои генистеина и дайдзеина на щитовидную железу. Оказалось, что флавоноиды способны блокировать активность мембранного белка (J – — Na + – транспортера), переносящего йод внутрь тироцита. Кроме того флавоноиды типа генистеина блокируют тироидную пероксидазу – фермент, отвечающий за органификацию йода (присоединение его к тирозину). Возникала ситуация, напоминающую йододефицитное состояние: поступление йода в клетку резко уменьшалось, возникала нехватка йода, идущего на синтез гормонов. Происходил «перекос» синтеза в пользу трийодтиронина, как гормона с меньшим числом атомов йода в составе. В условиях формирующегося гипотиреоза возрастал уровень ТТГ, стимулирующее воздействие которого на щитовидную железу приводило к возникновению зоба. В железе появлялись очаги узлообразования, в которых выявлялась как аденома, так и аденокарцинома.
Однако не все флавоноиды оказывают подобное влияние на щитовидную железу. Так, в эксперименте было показано, что ксантохумол, прениловый халкон, выделенный из хмеля обыкновенного, не только не блокирует йод-натриевый симпортер, но напротив, усиливает его активность. При этом захват йода возрастает на 50% по сравнению с контролем. Авторы эксперимента предполагают, что подобный эффект может найти применение при проведении радиойодтерапии для усиления накопления в тироидной ткани радиопрепарата.
Аналогичное действие было обнаружено у флавоноида мирицетина (смородина черная, арцевтобиум можжевельниковый). Он оказался единственным из 10 испытываемых в эксперименте веществ, среди которых были кемпферол, апигенин, лютеолин, который приводил к повышению внутриклеточного содержания йода в клеточной линии фолликулярного рака щитовидной железы.
Интересный эксперимент был проведен Yin F, Giuliano AE, Van Herle AJ (отдел эндокринологии, UCLA School of Medicine, Лос Анджелес). Изучалось влияние нескольких флавоноидов (генистеина, апигенина, лютеолина, хризина, кемпферола и биоханина A) на клеточные линии основных карцином щитовидной железы человека – папиллярную, фолликулярную и анапластическую. Из всех изучавшихся флавоноидов самым мощным ингибирующим эффектом обладали апигенин и лютеолин. 

Шлемник байкальский. 12 г измельченных сухих корней шлемника на 400 мл воды, кипятить на слабом огне 5 минуты, настаивать 1 час, процедить. Принимать по 1/2 стакана 3-4 раза в день.
Хмель обыкновенный. 2 чайные ложки шишек на 1 стакан кипятка настаивать 2 часа, процедить. Принимать по 1/4 стакана до еды 3 раза в день.
Бодяк овощной. 2 чайные ложки корней отварить в 1 стакане воды, настоять 2 часа, процедить. Принимать по 1 столовой ложке 3-4 раза в день за 30 минут до еды.
Шалфей лекарственный. 1 чайная ложка измельченных листьев на 1 стакан кипятка, настаивать 30 минут, процедить. Принимать по 1-2 столовых ложки 3-4 раза в день.

 

Растения, блокирующие ТТГ (супрессивная терапия).

Мы подробно разбирали этот вопрос в своей лекции «Супрессивная терапия опухолей щитовидной железы. Перспективы применения лекарственных растений». Поэтому здесь позволим себе лишь коротко коснуться вопроса.
Суть супрессивной терапии (СТ) заключается в следующем. Больному дают большую дозу тироксина с тем, чтобы по механизму отрицательной обратной связи выключить выработку гипофизом тиреотропного гормона, который как мы помним, может стимулировать тироидные карциномы к росту. Дозы тироксина при этом достигают 200 – 250 мкг в сутки. В связи с этим СТ характеризуется побочными эффектами со стороны сердца (нарушения ритма, тахикардия, экстрасистолия, гипертрофия отделов сердца, повышение АД), а также остеопорозом, наиболее выраженным при проведении СТ детям или женщинам после наступления менопаузы.
Давно известно, что промежуточные продукты синтеза тироидных гормонов, в частности дийодтирозин, не обладая своей собственной гормональной активностью, все же воспринимаются гипоталамусом и гипофизом в качестве регулятора аналогично тироксину и трийодтиронину. Мы уже касались этой темы чуть раньше, говоря о йодсодержащих растениях, и приводили примеры трав. Однако это не единственная группа растения, применяемая для лечения рака щитовидной железы благодаря своему влиянию на уровень ТТГ. Растения, содержащие в своем составе полифенольные соединения, и в первую очередь литоспермовую кислоту, могут снижать биологическую активность тиреотропного гормона. В эксперименте была раскрыта сущность такого эффекта. Оказалось, что окисленная листопермовая кислота обладает способностью связываться с белковой частью мембранного рецептора к ТТГ, делая клетку нечувствительной к влиянию последнего.
Помимо этого практически все растения из рассматриваемой группы содержат вещества, обладающие собственной противоопухолевой активностью. Частично это уже рассмотренные флавоноиды, и среди них наиболее частным соседом литоспермовой кислоты оказывается лютеолин. А кроме того, кумарины, аллантоин и шиконин.
Интересно, что литоспермовая кислота, получившая свое название от имени растения семейства Бурачниковых, из которого впервые была выделена, — Воробейника (по латыни Lithospermum), — является таксономическим признаком всего семейства. Поэтому с успехом можно применять не только воробейник, но и окопник лекарственный, синяк обыкновенный, анхузу лекарственную.
Помимо Бурачниковых литоспермовая кислота обнаружена в зюзнике европейском, черноголовке обыкновенной, корнях лапчатки белой и шалфея многокорневищного, активно используемого в ТКМ (Дан-шен). В эксперименте было показано, что окисленные формы литоспермовой кислоты наиболее активны в лечебном отношении. Был также открыт окисляющий фермент, содержащийся в листьях зюзника, корнях окопника, а также в почках тополя. Поэтому имеет смысл комбинировать эти растения в составе лечебной схемы.

 

Зюзник европейский. 1 столовую ложку зюзника заливают стаканом кипятка, настаивают до полного охлаждения, процеживают. Принимают по трети стакана