Профилактический прием растений применяют для того, чтобы уменьшить вероятность возникновения побочных реакций химиотерапии и возможную тяжесть их проявлений. Ясно, что на момент начала профилактического лечения, когда еще нет нарушений, связанных с химиотерапией, лечение, не направленное на устранение конкретного синдрома или симптома, будет носить неспецифический широкоплановый характер. В связи с этим данные рекомендации нужно воспринимать как основу (базис) для разработки любого фитотерапевтического курса, применяемого для лечения осложнений химиотерапии. К этой основе в дальнейшем добавляются те или иные симптоматические растения в зависимости оттого, какие осложнения ПХТ выступают на передний план.

    Целям создания базисного курса лучше всего отвечают растения, содержащие вещества со следующими фармакологическими свойствами:
    • антигипоксантное
    • антиоксидантное
    • иммуномодулирующее
    • адаптогенное и стресспротекторное

    На первый взгляд может показаться, что все перечисленные фармакологические эффекты – суть одно и то же. Однако это не так.

 

Антигипоксанты и антиоксиданты.

Давайте представим себе, что клетка – это большой город с фабриками и заводами, административными и жилыми зданиями. Как и всякий город, клетка остро нуждается в бесперебойном поступлении энергии. Нет энергии – нет и жизни в городе. Мало энергии – заводы и фабрики города работают плохо и продукции дают мало.
В каждой клетке есть своя «электростанция» — это комплекс митохондрий. Основной путь получения энергии в митохондриях – окисление глюкозы под действием кислорода. На выходе мы имеем энергетические субстраты и в качестве отходов производства различные агрессивные соединения кислорода – перекиси, синглетный кислород, супероксид – ион.
Препараты для химиотерапии, являясь весьма токсичными соединениями, вызывают глубокие нарушения сложной энергетической цепи от момента вдыхания воздуха легкими до поступления кислорода в клетку, а также от вступления его в энергосинтез до утилизации агрессивных отходов.

 

Таким образом, для поддержания жизнедеятельности нашего города – клетки, страдающего от агрессии химиопрепаратов, мы должны решать две проблемы. Первая – обеспечение работы энергосистемы в условиях дефицита топлива (кислорода).
Вторая проблема – утилизация отходов.Первую проблему решают антигипоксанты. А вторую – защита клетки от агрессивных отходов кислорода и их утилизация – антиоксиданты.
Антигипоксанты бывают прямого и непрямого действия. Первые из них решают непосредственно саму проблему клеточной энергетики, повышая КПД систем аэробного и анаэробного гликолиза, усиливая утилизацию лактата и пирувата и т.д. То есть стараются создать клетке условия для получения достаточного количества энергии в условиях дефицита кислорода.
Антигипоксанты непрямого действия делают то же самое, что и городская администрация в зимний период, — отключают от энергопитания или урезают пайку для потребителей, функционирование которых в полном объеме для города не является обязательным и жизненно необходимым. То есть их антигипоксический эффект является вторичным (опосредованным).
Растительные антигипоксанты, как правило, обладают как прямым, так и непрямым эффектом (Л.В. Пастушенков, Е. Е. Лесиовская, 1989, 1991). От синтетических антигипоксантов их выгодно отличает более мощный и длительный эффект, широкий спектр активности, сочетание с антиоксидантным действием. Противогипоксический эффект растений связывают с содержащимися в них флавоноидами, каратиноидами, компонентами цикла лимонной кислоты, витаминами и микроэлементами (селен, цинк, медь, магний и др.).
Растения, обладающие наиболее выраженной антигипоксической активностью [15]: арника горная, береза повислая, боярышник кроваво-красный, донник лекарственный, звездчатка средняя, календула лекарственная, крапива двудомная, липа сердцевидная (лист), пижма обыкновенная, подорожник большой, рябина обыкновенная, синюха голубая, сушеница топяная, хвощ полевой, чистец болотный.
Антиоксиданты противодействуют повреждению клеточных мембран, возникающему под действием перекисей, синглетного кислорода, супероксид-иона. перекиси постоянно образуются в органеллах, производящих энергию для клетки, в частности, в митохондриях. Образование их – неизбежная плата за полученную энергию. Поэтому человеческая клетка в ходе эволюции выработала мощные механизмы защиты и утилизации агрессивных форм кислорода. Сразу после появления, агрессивные формы кислорода вовлекаются в каскады биохимических реакций, требующих наличия правильно функционирующих ферментов и некоторых субстратов. Данные антиоксидантные реакции протекают в клеточных структурах, прочно отграниченных от других «внутренностей» клетки своей собственной мембраной. Любые повреждения каскада утилизации перекисей или мембраны митохондрии, возникающие во время химиотерапии, а также отсутствие необходимых субстратов немедленно приводит к гибели клетки путем некроза. При этом содержимое клетки изливается в межклеточное пространство, повреждая при этом соседние клетки.
Растительные вещества – антиоксиданты препятствуют повреждению клеточных мембран, делают их более стабильными, а также являются субстратами для каскадов антиоксидантной системы.
Как и антигипоксическое, антиоксидантное действие растений связывают с наличием в их составе флавоноидов, антоцианов, каратиноидов, а также витаминов и микроэлементов. Примеры растений: бузина черная, зюзник европейский, донник лекарственный, лабазник вязолистный, мелисса лекарственная, подорожник большой, солодка голая, череда трехраздельная, хмель обыкновенный, шлемник байкальский, черноголовка обыкновенная.

Иммуномодуляторы.

С момента, когда сформировалось понятие иммунитета, прошло чуть более ста лет. Как мы помним, эру химиотерапии рака отсчитывают с конца сороковых годов ХХ века. Первые более или менее хорошо изученные иммунопрепараты появились и того позже. Однако, несмотря на столь юный возраст направления, роль состояния иммунитета в прогнозе осложнений химиотерапии рака изучена в достаточной мере для того, чтобы с уверенностью говорить о необходимости применения иммуномодуляторов для профилактики и лечения побочных эффектов ПХТ.
Так, например, известно, что пациентки, страдающие раком молочной железы, исходно имеющие иммунодефицитное состояние, значительно хуже переносят химиотерапию и дальнейший прогноз их жизни в связи с этим менее благоприятен, нежели у больных с сохранным иммунитетом [5].
Свойством оказывать благотворное влияние на иммунитет обладают очень многие растения. Безусловно, они отличаются по силе такого влияния, что нужно учитывать, и начинать лечения с более слабых средств.
Однако более важное различие в эффекте растений – это точка их приложения в иммунной системе. В связи с этим растительные иммуномодуляторы условно разделяют на фоновые (или общие) и целевые. Этим принимается, что фоновые иммуномодуляторы улучшают без особого выбора все (или большинство) аспекты иммунного реагирования. А целевые иммуномодуляторы имеют предпочтительное, избирательное действие на отдельные звенья иммунитета. Для создания профилактического базисного сбора трав подходят и те, и другие. Однако в случае с целевыми иммуномодуляторами мы имеем возможность выбрать их более индивидуально. Для этого, конечно же, нужно сделать больному иммунограмму.
Известен ряд растений – иммуномодуляторов, способных как угнетать, так и стимулировать иммунные реакции. Эффект проявляется в зависимости от дозы. Такой эффект характерен для омелы белой, касатика белого, кубышки желтой, солодки голой.
Перечень растений – иммуномодуляторов дается в приложении в соответствии с классификацией, предложенной Л.В. Пастушенковым и Е.Е. Лесиовской.
Говоря об иммуномодуляторах в профилактике и лечении осложнений химиотерапии, обязательно нужно особо остановиться на применении ядовитых растений, таких как аконит, болиголов, вех и другие.
В целом ряде научных экспериментов было доказано, что все эти растения не обладают прямым противоопухолевым действием. Их лечебный эффект, подтвержденный в тех же экспериментах, развивается опосредованно за счет стимуляции строго определенных звеньев иммунитета, в норме отвечающих за противоопухолевую борьбу. А именно, происходит резкая активация киллерных клеток (NK- клетки, Т-киллерные клетки, макрофаги), увеличивается процент и завершенность фагоцитоза, улучшается распознавание опухолевых антигенов презентирующими клетками, увеличивается процент активных В-лимфоцитов и продукция антител. При этом иммунорегуляторный индекс не меняется и даже наблюдается некоторое снижение процента регуляторных Т-клеток.
Вне всякого сомнения, данные изменения в иммунограмме весьма полезны для больного, как в плане основного лечения, так и для устранения и профилактики осложнений химиотерапии. Однако у онколога в ситуации, когда идет речь о совместном назначении химиотерапии и растительных ядов, всегда возникает вполне уместный вопрос: а не усугубят ли яды и без того проблемное в плане интоксикации лечение?
Наш ответ: Никогда! При условии соблюдения рекомендуемых доз. Дело в том, что специфическое влияние на иммунитет, к примеру, аконита проявляется в дозах, меньше токсических в 5-6 раз. Для примера тот же самый показатель для большинства средств химиотерапии составляет около 2.
Иммуностимулирующий эффект, поначалу прямо зависящий от дозы, на определенном этапе перестает наращиваться, и если повышение дозы не останавливается, сменяется иммуносупрессией. Таким образом, высокие дозы аконита (точно также как и болиголова, веха, чистотела) нам ни к чему, так как противоречат идее лечения. Низкие же дозы, как было установлено в эксперименте на животных, не только не усиливают интоксикацию, но и уменьшают ее проявления. Так, например, у крыс с опухолью печени Герена, получавших вытяжку из аконита молдавского, было отмечено понижение уровней кислой и нейтральной протеаз – ферментов, повышение которых является маркером поражения печени при опухолевом процессе. Кроме того, отмечалась нормализация коэффициента массы печени [29].

Адаптогены и стресспротекторы.

Отрадно осознавать, что наши русские ученые стояли у истоков адаптологии и внесли неоценимый вклад в мировую науку, что признается ученой общественностью в любой стране. В первую очередь нужно вспомнить Н.В.Лазарева, разработавшего теорию состояния повышенной неспецифической сопротивляемости, работы его учеников и последователей профессора И.И. Брехмана, много труда вложившего в изучение адаптогенных свойств элеутерокка, профессора – онколога К.В. Яременко, доказавшей эффективность родиолы розовой в лечении онкологических больных.
Организм человека испытывает постоянное давление факторов внешней среды. Климатические факторы, экология, микробиологическое окружение, психологические аспекты проживания в социуме – все эти внешние факторы воздействуют на человека с меняющейся интенсивностью, требуя постоянной выработки приспособительных реакций. Приспособление организма к окружающим условиям называют адаптацией.
Напряжение защитных сил организма в процессе преодоления вредного внешнего фактора должно быть оптимальным. То есть выше, чем в фоновом режиме, но и не чрезмерным, когда возникает стресс, быстро приводящий к срыву адаптации. Эта оптимальная зона определена Н.В.Лазаревым как состояние неспецифической повышенной сопротивляемости (СНПС). Далее ученый показал, что существуют растения, способные вводить организм человека в СНПС (адаптогены), а также была выдвинута гипотеза о необходимости применения данных средств у онкологических больных.
Введение в организм человека токсичных химических веществ также запускает адаптационно-приспособительные реакции. Активизируются процессы синтеза ферментов, участвующих в нейтрализации токсических веществ в печени и почках, нарастает напряженность антиоксидантной защиты, повышается активность коры надпочечников и перестраивается работа иммунной системы. Все эти процессы возникают одновременно, четко координируются друг с другом и работают на один результат – преодолеть химический стресс.
Несложно заметить, что процесс адаптации вовлекает все регуляторные системы организма: нервную, эндокринную и иммунную. Таким образом, лекарство, необходимое для улучшения адаптации – адаптоген – должно обладать весьма широким спектром эффектов. Выше мы уже обратили внимание на средства антиоксидантного и антигипоксантного действия, иммуномодуляторы, применение которых позволяет усилить какой-либо отдельный механизм адаптации. Растения — адаптогены отличаются тем, что оказывают равнозначный эффект в отношении всех приспособительных механизмов.
Узко направленные иммуномодуляторы, гормонорегуляторы и нейродислептики способны жестко изменять соответствующую биологическую функцию, подчас приводя к нежелательному «перегибу». Адаптогены же, как правило, устраняют нарушения только до нормы с небольшим плюсом (СНПС), возвращая адаптационные системы в состояние оптимального функционирования. По этой причине адаптогены еще называют гармонизаторами.
Одно время среди онкологов существовало настороженное отношения к растениям – адаптогенам, обусловленное наличием у них легкой анаболической активности. Однако целый ряд экспериментальных работ на клеточных культурах и животных (Яременко К.В. [21], Корепанов С.В.[7], Разина Т.Г.[18]) доказал несостоятельность данной точки зрения. Было показано, что адаптогены не только не усиливают рост опухолей, но и сами обладают прямым противоопухолевым и антиметастатическим эффектом.
Кроме того, было показано, что одновременное назначение химиопрепаратов и растений — адаптогенов способствует улучшению переносимости химиотерапии и повышает ее эффективность. Эффективность профилактического действия трав тем выше, чем раньше они назначены. Иными словами, заблаговременное (еще до химиотерапии) назначение адаптогенов дает лучший эффект, нежели когда лечение начинается одновременно с химиотерапией.
Адаптогенными свойствами обладают многие растения. Наиболее выражены они у представителей семейства Аралиевых (женьшень, элеутерококк, аралия, заманиха), Очитковых (родиола розовая, четырехразделенная, холодная, очиток пурпуровый), а также у лимонника китайского, различных астрагалов (например, мембранозный – сибирский женьшень), левзеи сафроловидной и одноцветковой (большеголовник). Это так называемые «большие» адаптогены.
Высокие адаптогенные свойства у шлемника байкальского, солодки голой, подорожника большого, одуванчика лекарственного.
«Большие» адаптогены назначаются по определенным правилам. Чаще всего используют спиртовые настойки данных растений, приготовленные в разных пропорциях сырье — экстрагент. Экстрагентом обычно является этиловый спирт. Было установлено, что наиболее полное извлечение достигается спиртом невысокой крепости, около 30 градусов. Однако в соответствии с Фармакопеей применяет спирт различной крепости.
Дозы препаратов разные. Обычно рассчитываются как 1 капля на 2 кг массы тела больного (разовая доза). Однако рекомендуется начинать дозирование с минимальных доз, обычно 10-12 капель на прием для взрослого, с постепенным наращиванием до полной. Детям обычно считают 1 каплю на 1 год жизни (разовая доза).
«Большие» адаптогены не назначают на фоне простуды с повышением температуры тела, больным с продуктивной психической симптоматикой (бред, галлюцинации). Ограничено используют данные средства в летнее время, а также при затруднениях засыпания. В последнем случае третий вечерний прием настойки производится не позднее 2 часов до сна.
Все эти ограничения не касаются шлемника байкальского, солодки и подорожника.
Интересным кажется нам тот факт, что Н.В. Лазарев обращал внимание на еще один способ введения организма в СНПС. Это назначение ядов в микродозах с постепенным наращиванием [21]. Ценность данного подхода на практике доказал царь Митридат VI Евпатор (132 — 63 до н. э.), известный своим лекарством терьяк, составленным из многочисленных растительных, органических и минеральных ядов. Таким образом, методика капельного приема настоек аконита, болиголова, веха и других ядовитых растений является разновидностью адаптогенной терапии.

  • Родиола розовая. 50 г измельченных корневищ на 0,5 л 40%-ного спирта, настаивать 2 недели в темном месте. Принимать по 20-30 капель 2-3 раза в день за 30 минут до еды, последний раз за 3-4 часа до сна. Лицам, склонным к повышенному артериальному давлению, в первую неделю лечения следует принимать по 5 капель 3 раза в день. Если не возникает никаких побочных явлений, дозу увеличивают до 10 капель на прием.
  • Элеутерококк колючий. Экстракт элеутерококка жидкий готовят на 40%-ном спирте в соотношении 1:1 из корневищ с корнями. Эта жидкость темно-коричневого цвета, слегка жгуче-горьковатого вкуса, своеобразного запаха. Смешивается во всех соотношениях с водой.
    Препарат назначается по 20-40 капель на прием до еды 2 раза в день. Курс лечения — 30 дней. При необходимости он может применяться более длительное время, так как малотоксичен. Повторный курс проводят через 10-15 дней.
  • Аралия высокая. 100 г очищенной коры корней на 400 мл 62%-ного этилового спирта, настаивать 48 часов. Слить и повторно залить 300 мл 62%-ного спирта, столько же настаивать, получится 2-ая фракция вытяжки. Смешать обе вытяжки, профильтровать. Принимать по 8-10 капель 3 раза в день.
  • Лимонник китайский. Экстракт семян готовится на 70%-ном спирте в соотношении 1:3 и назначается внутрь по 20-30 капель с водой натощак или через 4 часа после еды.