При работе с пациентом больше всего ценности имеет его спонтанный рассказ.
В таких случаях пациент своим языком, эмоционально окрашивая, излагает те жалобы, которые его беспокоят более всего на данный момент.

Именно такие симптомы, как мы видим из алгоритма Келера, обладают большой ценностью при поиске препарата, так как существуют на самом деле (по меньшей мере, в сознании пациента).
Неопытный врач, вникая в жалобы пациента, услыхав о знакомом симптоме и уже \»примерив\» его под известный патогенез, пытаясь утвердиться в правильности своего мнения, нередко задает больному вопрос, в своей формулировке уже содержащий однозначный ответ.

И если между врачом и пациентом установились хорошие рабочие взаимоотношения, то пациент тут же этот однозначный ответ выдаст, интуитивно подстраиваясь под доктора.

 

Пример. Выслушав жалобу пациента на боли в суставах, возникшие в сыром и холодном климате, обрадовавшись наличию яркого этиологического признака, доктор, предполагая Rhus toxicodendron, спрашивает: \»И, конечно же, боли проходят во время движения\».
Если он при этом еще и энергично кивает головой, то почти наверняка получит утвердительный ответ, даже если это не так.
У препарата Dulcamara также есть в патогенезе зависимость возникновения болезни от сырого холода и улучшение при движении. Ценность полученного таким образом симптома крайне низка.
Врач попадает в собственноручно расставленный капкан, увлекая при этом за собой пациента и обрекая его на неэффективное лечение.

Проводя направленный опрос, необходимо формулировать вопросы таким образом, чтобы они предполагали минимум три варианта ответа. Например: \»Скажите, как влияет движение на боли в суставах: усиливает, уменьшает или никак не влияет?\».
В таком случае можно рассчитывать на то, что пациент даст нам реальную модальность, что сохранит ценность симптома.

Яркость или необычность симптома означает, что подобное проявление болезни носит запоминающийся своеобразный характер, и это не дает спутать его ни с чем другим, и, соответственно, облегчает выбор препарата. Например, пациент жалуется на ощущение, что \»как будто у него под кожей бегают насекомые\». В таком случае следует в круг поиска включить такие препараты, как Opium, Stramonium, Anacardium, Cantharis, Acidum sulfuricum. Если пациенту все предметы кажутся желтыми, можно подумать о Digitalis. И так далее.

Полноценными симптомами называют такие, в отношении которых известны этиология (причина возникновения), время появления, суточная динамика (в какое время больше, в какое — меньше), периодичность возникновения, имеются в наличии модальности (зависимость от тепла — холода, покоя — движения и т.д.).

Например, пациент жалуется на кожную сыпь на руках и на боковых поверхностях туловища в виде больших, красно-розовых волдырей с белым центром, сопровождающихся зудом, жжением и покалыванием. Сыпь возникает ближе к вечеру. Улучшение состояния отмечается в прохладе, ухудшение от жары. Жажда при этом отсутствует. Общее состояние возбужденное. Пациент рассказывает, что несколько лет назад попал в стационар с анафилактическим шоком после укуса пчелы. После этого и появился описываемый симптом.

Таким образом, мы видим:

    1. Сущность симптома с подробным описанием местных изменений: красные волдыри с белым центром.
    2. Мы сориентированы в отношении этиологии данного симптома: укус пчелы — анафилактический шок — появление эпизодов сыпи.
    3. Место проявления: руки и боковые поверхности туловища.
    4. Время возникновения — вечер.
    5. Модальности: волдыри сопровождаются зудом, жжением и покалыванием, лучше в прохладе, хуже в тепле
    6. Сопутствующие общие проявления: возбуждение, отсутствие жажды.

Высокая ценность такого полного симптома в том, что все его свойства, взаимно дополняя друг друга, формируют неповторимую картину болезни, которую можно соотнести с таким же неповторимым патогенезом лекарства.
В данном случае речь, конечно же, шла о препарате Apis. Красные волдыри — симптом, характерный для нескольких средств, например, Arsenicum album, Phosphorus, Urtica urens, Uvae ursi и др.
Однако этиологический фактор оставляет нам только одну кандидатуру: Apis.

При ранжировке симптомы, для которых известна этиология, имеют большой вес и обсуждаются в первую очередь.
Затем идут симптомы психические и общие.
Самый низкий ранг имеют симптомы, относящиеся непосредственно к органам.

Такое ранжирование симптомов объясняется просто как с гомеопатической, так и аллопатической позиции. Зная причину (этиологию) и получив уникальное средство для воздействия на нее, добьешься полного излечения болезни.
Если же проявлять лечебную активность только по отношению к болезненным проявлениям со стороны органов, по сути дела, проводя симптоматическую терапию, добьешься, в лучшем случае, временного улучшения.

Высокий ранг психических симптомов связан с их конституциональной обусловленностью, что позволяет, опираясь на них, выбрать нужный конституциональный препарат, необходимый для коренного перелома в течении болезни. Таким образом, на первом этапе подбора препарата происходит сбор информации: внимательный осмотр пациента, наблюдение за его поведением, терпеливое выслушивание спонтанного рассказа, правильное проведение опроса.

Второй этап — гомеопатический анализ собранной информации — предполагает распределение полученных конституциональных признаков и симптомов по их значимости.

И, наконец, третий этап — непосредственно выбор препарата — подразумевает сличение целостной картины, впечатления от больного, с патогенезами гомеопатических лекарств. На этом заключительном этапе применимы два способа действия.
Первый из них основан на использовании собственной памяти и опыта гомеопата. Такой способ требует от доктора незаурядных способностей в запоминании, так как материал гомеопатической Материи Медика по истине огромен. Недостаток памяти может компенсироваться большим практическим опытом врача. Второй способ подразумевает использование справочника симптомов. Этот прием называется реперторизация и описан в соответствующей главе.