Исходя из данных статистики, рак яичников встречается реже рака эндометрия и шейки матки. Но при этом он характеризуется более высокой смертностью. Причина такого кажущегося парадокса вполне очевидна: рак яичников выявляется слишком поздно для, чтобы современные методы лечения имели высокую эффективность. До 70-80% впервые выявленных случаев рака яичников относятся к запущенным стадиям, что делает малоперспективным оперативное лечение. В то же самое время чувствительность рака яичников к химиотерапии оставляет желать лучшего.

Классификация Международной федерации акушеров-гинекологов (FIGO) учитывает распространенность процесса и степень вовлечения тканей, находящихся в непосредственной близости от яичников, и лимфатических узлов в патологический процесс.

Стадия
 
I
Процесс ограничен яичниками
IA
Процесс ограничен одним яичником, асцита нет, опухоли на наружной поверхности нет, капсула не поражена
IB
Процесс захватывает оба яичника, асцита нет, опухоли на наружной поверхности нет, капсула не поражена
IC
То же, что на стадиях IA и IB, но с опухолью на поверхности одного или обоих яичников, с вовлечением капсулы, с опухолевыми клетками в асцитической жидкости
II
Процесс затрагивает один или оба яичника с распространением по малому тазу
IIA
Распространение на матку или маточные трубы
IIB
Распространение на другие ткани малого таза
IIC
То же, что на стадиях IIA и IIB, но с опухолью на поверхности одного или обоих яичников, с вовлечением капсулы, с опухолевыми клетками в асцитической жидкости
III
Опухоль вовлекает один или оба яичника с распространением на брюшину, с поверхностными метастазами в печень и метастазами в другие органы в пределах брюшной полости, с поражением забрюшинных и паховых лимфоузлов
IIIA
Опухоль ограничена визуально пределами малого таза, но микроскопически обнаруживается обсеменение брюшины
IIIB
Метастазы в брюшной полости до 2 см в диаметре, ретроперитонеальные и паховые узлы не вовлечены
IIIC
Метастазы в брюшной полости диаметром более 2 см или вовлечение ретроперитонеальных и паховых узлов
IV

Отдаленные метастазы

Наиболее часто среди злокачественных опухолей яичников, встречаются следующие:

  •  
    • серозная цистоаденокарцинома — 40% случаев,
    • эндометриоидная карцинома — 15%,
    • недифференцированная аденокарцинома- 15%,
    • муцинозная цистоаденокарцинома- 12%,
    • светлоклеточная карцинома (мезонефрома) -6%,
    • гранулезотекаклеточная опухоль — 5%,
    • дисгерминома — 1 %;
    • злокачественная тератома — 1%,
    • метастатический рак — 5%.

Причина заболевания не установлена. Есть мнение, что определенную роль играют различные патологические и физиологические состояния, при которых наблюдается длительно сохраняющееся повышение уровней половых тропинов гипофиза. Хроническая стимуляция клеток яичников половыми тропина поддерживает более высокую частоту деления клеток, и как следствие увеличение процента мутированных клеток. Косвенное подтверждение данной теории видят в снижении частоты возникновения рака яичников у женщин, принимавших оральные контрацептивы, которые, как известно, снижают уровни половых тропинов и предупреждают их овуляторные пики. Данная теория наталкивает на определенные идеи о профилактике рака яичников. В то же самое время, вопрос, сохраняют ли опухолевые клетки чувствительность к половым тропинам или нет, и можно ли использовать антигонадотропные препараты в лечении опухолей яичников, остается открытым.

Помимо МРТ, УЗИ, СКТ в первичной диагностике и для динамического контроля определенную ценность имеют онкомаркеры. В первую очередь СА-125, реже СА 72-4, для муцинозных опухолей СА 19-9, для герминогенных опухолей – ХГЧ и АФП, для гранулезоклеточных опухолей – ингибин.

Фитотерапия.

Интересное исследование провели в 2002 году в Департаменте акушерства и гинекологии Университета Сан-Франциско (Калифорния, США). Они опросили 113 женщин, имеющих установленный диагноз рака яичников, и лечившихся по этому поводу у онкогинеколога. Опрос касался применения ими лекарственных растений. Оказалось, что 51% больных принимали травы периодически с момента установления им диагноза. Чаще всего травы применялись одновременно с химиотерапией. Однако только 12% опрошенных пользовались услугами фитотерапевта, который подбирал курс. Только одна женщина принимала травы вместо ПХТ [4].
Чем интересна и показательна данная работа для нас? Можно сделать несколько существенных выводов. Первый. К нам обращались пациенты из США и из других развитых стран, для которых характерен высокий уровень медицинского обеспечения. Подобный высокий уровень требует существенных материальных затрат. Например, в США стоимость комбинированного лечения онкологического больного, которому выполняется операция, назначается ПХТ и лечение осуществляется стационарно, может исчисляться сотнями тысяч долларов. Естественно, имеется очень незначительная прослойка населения, способная на такие затраты из собственного кармана. Практически все затраты больным оплачивает их страховая компания. В связи с этим имеются жесткие стандарты оказания медицинской помощи, выходя за рамки которых больной вынужден платить сам. А врач, назначающий нестандартное лечение, также подвергается штрафным санкциям со стороны страховой компании. И поэтому бытует мнение, что среднестатистический американец лечится только тем, что ему предпишет доктор, а доктор, соответственно, назначает только то, что входит в стандарт. И если последнее утверждение на 100% справедливо, то первое оказывается мифом, который и развеян обсуждаемой научной работой. Все-таки 51% больных, прибегающих к фитотерапии, это показатель, убеждающий самых отчаянных скептиков. Данный факт говорит о высоком доверии пациентов к фитотерапии, пусть даже речь идет об онкологии.

Второй вывод. Тот факт, что травы применялись попутно с ПХТ, вероятно говорит о том, что подобное сочетание как минимум не ухудшает самочувствие больного. Наши же наблюдения, имеющие подкрепление в виде экспериментов на лабораторных животных, свидетельствуют об улучшении переносимости ПХТ на фоне приема трав, а в ряде случаев, и об усилении противоопухолевых эффектов ПХТ.

Третий вывод. То, что всего только одна больная принимала растения вместо химиотерапии, свидетельствует с одной стороны о правильном ориентировании пациентов о приоритете методов, а с другой стороны о недостаточной эффективности монофитотерапии.

И, наконец, четвертый вывод. То, что всего только 1 пациент из 8 пользуется услугами профессионального фитотерапевта, скорее всего, говорит об отсутствии предложения в этой сфере медицинских услуг, нежели о нежелании больных оплачивать эти услуги. Аналогичная ситуация наблюдается и в нашей стране. Врачей, профессионально занимающихся фитотерапией онкологических больных, можно буквально сосчитать на пальцах. Вполне естественно, что при наличии спроса, эту нишу заполняют народные целители. Лично мы не имеем ничего против этого, однако уровень медицинской подготовки целителей подчас весьма низкий, а контроль их деятельности врачом (как это предписано законом) чаще всего носит номинальный характер. В связи с этим имеют место случаи «упускания болезни», когда обращение больного за медицинской помощью фатально запаздывает.

На основании всего выше изложенного становится понятно, что врачам необходимо, наконец, обратить пристальное внимание на фитотерапию, вводя метод в рутинную практику лечения онкобольных. В идеале хорошо было бы, если бы это осуществлял лечащий онколог. Однако за много лет практики мы лишились иллюзий на этот счет, и прекрасно понимаем, что онколог, сверх всякой меры загруженный операциями и выхаживанием больных, не в состоянии потянуть еще и этот методический пласт. Поэтому оптимальным нам представляется обращение больных к специалисту — фитотерапевту, имеющему специальную подготовку в области онкологических заболеваний, и работающему в тесном контакте с лечащим онкологом.

В случае рака яичников этот принцип совместной работы весьма актуален из-за некоторых особенностей заболевания. А именно:

1. Позднее выявление заболевания. 70-80% впервые диагностированных случаев – III-IV стадия. Причина – в нередком бессимптомном течении заболевания вплоть до запущенных стадий.

2. Крайне скудные эмпирические наработки народной медицины и традиционных медицинских систем. Что вполне понятно, так как существует мало патогномоничных симптомов заболевания, а также данных, которые можно было бы получить безинструментально, на основании которых был бы установлен подобный диагноз.

3. Такие же скудные экспериментальные данные по влиянию растений на рак яичников.

4. Многообразие гистологических вариантов рака яичников, каждый из которых протекает и лечится по-своему.

5. Низкая чувствительность рака яичников к системным средствам лечения.

Все это характеризует рак яичников, как заболевание, весьма трудно поддающееся лечению какими бы то ни было методами, и фитотерапией в частности. Поэтому фитотерапевт обязан ориентировать больную на то, чтобы использовать все шансы, и если онколог рекомендует какое-либо лечение и рассчитывает получить хотя бы минимальный эффект, то не стоит спешить с отказом.

Итак, какие же группы больных раком яичников встречаются на приеме у врача-фитотерапевта.
Чаще всего мы видим больных с установленным диагнозом, находящихся на разных стадиях основного лечения. Как правило, они прооперированы в объеме надвлагалищной ампутации матки с маточными трубами и яичниками, резекцией большого сальника и аппендектомией. Они получают химиопрепараты, основными из которых являются различные соединения платины, таксолы и гемзар. Нередко такие больные имеют вторичные изменения в печени, в малом тазу, а также локальные рецидивы заболевания. Основная задача фитотерапевта – нивелировать побочные эффекты ПХТ, усилить ее противоопухолевый эффект и предупредить развитие тахифилаксии.

Вторая группа больных – это больные с установленным диагнозом рака яичников в запущенной форме, при которой лечение с использованием основным методов малоэффективно и может привести скорее к ухудшению состояния больной, нежели окажет помощь. Это, как правило, больные, находящиеся в среднетяжелом и тяжелом состоянии. Часто имеется асцит и поражение печени. Основные задачи фитотерапевта состоят в улучшении качества жизни больной, для чего проводится симптоматическая и детоксикационная терапия. Противоопухолевое лечение также проводится по принципу максимальной мягкости с целью по возможности замедлить прогрессирование опухоли. Такие больные, с самого начала имеющие пессимистический прогноз, по нашим наблюдениям при условии применения лекарственных растений имею более высокую продолжительность жизни и лучшее качество.

И наконец, третья группа больных, и самая редкая. Эти пациенты адекватно пролечены онкологом и не имеют никаких признаков местного рецидива или отдаленных метастазов. Цель фитотерапии – профилактика.

Выбор растений для лечения рака яичников.

Как мы уже говорили, народная медицина, мягко говоря, не изобилует рецептами, направленными на лечение рака яичников. Имеются упоминания о применении манжетки обыкновенной, ясменника душистого, подмаренника настоящего, бессмертника песчаного, лапчатки гусиной. Нужно также отметить, что применение тиса и камптотеки, ныне давшие химиотерапии таксолы и Кампто соответственно, также выходцы из народной медицины.

В эксперименте найдена противоопухолевая активность трифолиризина, входящего в состав корня софоры желтеющей, в отношении клеточной линии рака яичников A2780 [1]. Некоторая противоопухолевая активность имеется у куркумина. Метанольный экстракт сухого корня имбиря, в основном представленный гингеролами и шонгаолом, продемонстрировали эффект в отношении клеток рака яичников [4]. Феноксодиол, синтетическое производное генистеина, флавоноида сои, повышает чувствительность рака яичников к таксанам, гемцитабину и топотекану [2]. Проантоцианидины клюквы усиливают цитотоксичность параплатина по отношению резистентной линии рака яичников SKOV-3 [3], аналогично действует артемизин. Тритерпеновые сапонины, выделенные из лаконоса американского, подавляют MDR-ген в клетках рака яичников [5].

Флавоноиды хмеля, и в первую очередь ксантохумол, блокируют топоизомеразу в опухолевых клетках разных линий, в том числе и рака яичников SKOV-3 [6]. Кукурбитацин Е продемонстрировал противоопухолевую активность в отношении клеток рака яичников ES-2.

\"\"

1. 2 чайные ложки шишек на 1 стакан кипятка настаивать 2-3 часа, процедить. Принимать по 1/4 стакана до еды 3 раза в день.

2. 1 весовую часть измельченных шишек настаивать в течение 7 дней в 4 весовых частях 40%-ного спирта или водки, процедить. Принимать по 15 капель на 1 ст. ложку воды 3 раза в день до еды.

\"\"

Аналогичная активность приписывается веществам, выделенным из корней диоскореи. Наиболее активен сапонин протонеограциллин [8].

Обнаружена цитотоксическая активность соссюреи в отношении клеточных линий рака яичников OVCAR-3. Данный эффект связывают с выделенными из соссюреи лаппадилактоном, дегидрокостуслактоном и костунолидом [7].

\"\"

1 чайную ложку измельченных сухих корней поместить в эмалированную посуду, залить 1 стаканом горячей воды, закрыть крышкой и нагреть в кипящей воде (на водяной бане) 15 минут, охлаждать при комнатной температуре 45 минут, процедить. Оставшееся сырье отжать. Объем полученного настоя довести кипяченой водой до 200 мл.

Приготовленный настой хранить в прохладном месте не более 2 суток. Перед употреблением настой рекомендуется взбалтывать. Принимать внутрь по 1-2 столовых ложки 3-4 раза в день

Подавлять рост клеток опухолей яичников оказался способен водный экстракт Шлемника бородатого. Данное растение единственное из 15 испытанных средств китайской традиционной медицины подавило рост в 11 случаях из 11 [9].

1. 12 г измельченных сухих корней шлемника восточного на 400 мл воды, кипятить на слабом огне 3-4 минуты, настаивать 1 час, процедить. Принимать по 1/2 стакана 3-4 раза в день.


2. 3 столовые ложки сухой измельченной травы на 2 стакана кипятка, настаивать 1-2 часа, процедить. Принимать по ? стакана 3-4 раза в день до еды.

\"\"

Флавоноиды сои генистеин и дайдзеин обладают способностью подавлять рост клеток рака яичников. При этом механизм их действия реализуется не только благодаря связи с эстрогеновыми рецепторами [10]. Терпены альфа-хинокиол и альфа-гидроксиманнол, выделенные из можжевельника Пржевальского, продемонстрировали противоопухолевую активность в отношении клеток рака шейки матки и яичников [11].
Выявлена активность гинзенозида Rh2 по отношению к клеткам, выделенным из асцитической жидкости, взятой у больных с цистаденокарциномой яичника. Вещество, выделенное из красного женьшеня, испытывалось не только в чистом виде, но и совместно с цисплатином in vivo. При этом было констатировано увеличение продолжительности жизни больных [13].

1. 1 столовая ложка измельченных корневищ на 1 стакан кипятка; настаивать 30 минут, процедить. Принимать по 1 столовой ложке 3 раза в день.
2. Превышать дозу нельзя, ибо в таком случае появляются рвота, понос, сонливость и даже может наступить смерть в связи с параличом нервной системы.

1 столовая ложка сухих листьев на 1 стакан кипятка, настаивать 4 часа, процедить. Принимать по 1/2 стакана 2-4 раза в день до еды, предварительно подсластив.

Как мы упоминали выше, основной контингент обращающихся к фитотерапевту с раком яичников составляют женщины, получающие химиотерапию. Наиболее часто в схемах ПХТ встречаются препараты платины, для которых характерна высокая нефротоксичность. Пройдя определенное количество циклов ПХТ с платиной, больные имеют клинические и лабораторные признаки почечной недостаточности. Кроме того, поражение почек платиной нередко сопровождается выраженной анемией, причиной которой считается нарушение выработки почками эритропоэтина. При проведении фитотерапии больных раком яичников, получающих платину, в состав курса необходимо включать растения, обладающие нефропротекторными свойствами.

Лопух большой
Астрагал перепончатый
Марена красильная


Пример лечебной схемы.
1. Настойка аконита джунгарского 2,5% до еды за 1 час 3 раза в день в чистой воде, от 1 капли до 30 и вниз.

2. Сбор трав:

Соссюрея лопуховая (корень) 3 части
Шалфей лекарственный (трава) 1 часть
Манжетка обыкновенная (трава) 1 часть
Лопух большой (корень) 1 часть
Астрагал перепончатый (корень) 2 части
Дрок красильный (трава) 1 часть
Володушка золотистая (трава) 1 часть

1 столовая ложка с горкой сбора на 200 мл воды. 15 минут на водяной бане. Отстоять 30 минут. Процедить. Пить по трети стакана трижды в день за 30 минут до еды.

3. Настойка молочая Палласа 5%, добавлять в отвар сбора из расчета 1,5 мл на каждые 200 мл отвара.

Непрерывный прием в течение 2 месяцев. Затем перерыв на 1-2 недели и повторный прием.