История насчитывает немало примеров, когда выдающиеся врачи прошлого говорили о том, что подобное можно лечить подобным.

Гиппократ впервые сформулировал этот принцип, как одну из составляющих лечебной практики. Как и подобает великим, Гиппократ не выделял принцип подобия в качестве единственно правильного, и высказывался за грамотное применение его в совокупности с принципом противоположного. Человечеству понадобилось несколько веков, чтобы прийти к аналогичным подходам в медицине.

История насчитывает немало примеров, когда выдающиеся врачи прошлого говорили о том, что подобное можно лечить подобным.

Гиппократ впервые сформулировал этот принцип, как одну из составляющих лечебной практики. Как и подобает великим, Гиппократ не выделял принцип подобия в качестве единственно правильного, и высказывался за грамотное применение его в совокупности с принципом противоположного. Человечеству понадобилось несколько веков, чтобы прийти к аналогичным подходам в медицине.

Своеобразную интерпретацию принципа подобия мы находим в медицине Востока.Применение лекарственных растений в древней индийской медицине строилось на этом принципе. Так, для лечения костей использовались корни, стволы — для лечения мышц, кора — для лечения кожи, ветви — сосудов, листья — шести полых органов, цветы — пяти органов чувств, плоды — пяти плотных органов. Не трудно заметить, что в данном случае ведущую роль играет некое анатомическое сходство растений и человеческого организма.

Интересно, что похожих взглядов придерживался и Теофраст фон Гогенгейм, выдающийся врач Средневековой Европы, известный больше под псевдонимом Парацельс. Именно ему человечество обязано открытием противовоспалительных средств, в частности ацетилсалициловой кислоты.

Занимаясь лечением ревматизма, Парацельс заметил, что данная болезнь часто возникает в результате переохлаждения ног в холодной воде. Основываясь на принципе подобия, он предположил, что ива, растущая в воде и замечательно себя при этом чувствующая, должна иметь какие-то защитные свойства против «миазма» ревматизма.

 

И действительно, давая своим больным отвары ивовой коры, Парацельс существенно улучшил их состояние.

 

В дальнейшем ученые, изучив состав ивовой коры сначала получили из природного сырья, а затем научились синтезировать вещества с мощным противовоспалительным действием. По родовому имени ивы – Salix – эти вещества стали называться салицилатами, и до нашего времени дошли в виде ацетилсалициловой кислоты, или аспирина.

 

Таким образом, мы видим, что еще в глубокой древности существовал подход к назначению лекарственных средств по принципу подобия.

 

Однако своим рождением и начальным, самым важным этапом развития гомеопатия, как наука, обязана немецкому врачу Самуилу Ганеману. Именно он впервые сформулировал основные принципы гомеопатии, составил справочник лекарственных средств (Materia Medica) и выработал понятие гомеопатической конституции и теорию миазмов.

 

Самуил Ганеман родился в городе Мейссене (Саксония) в 1755 году, 10 апреля,  в небогатой многодетной семье живописца по фарфору.

 

С детских лет, учась в школе, он выявлял недюжинные способности к наукам. В особенности его увлекали медицина и аптечное дело, а также иностранные языки. К моменту окончания школы Ганеман знал несколько иностранных и античных языков, а выпускное сочинение озаглавил «Об удивительном строении человеческой руки».

 

Блестяще закончив школу, в 1775 году Ганеман поступает на медицинский факультет Лейпцигского университета, продолжая и там поражать своих учителей выдающимися способностями и прилежанием.

 

Из-за нехватки средств Ганеман вынужден был прервать свое образование и поступил на службу в качестве домашнего врача и библиотекаря к губернатору Трансильвании барону Брукеншталю в городе Германштадте.

 

Возобновить обучение Ганеману удалось только через два года, но в Эрлагене, где жизнь была дешевле.

 

Окончив университет в 1779 году и защитив при этом диссертацию о судорожных состояниях, Ганеман начинает свою врачебную практику.

 

До 1790 года, работая в разных городах, Ганеман достиг известности, благодаря успешной врачебной практике, а также научной работе и переводам иностранной медицинской литературы.

 

В 1790 году Ганеман предпринял перевод «Лекарствоведения» Куллена, сыгравший важную роль в возникновении гомеопатии.

А именно. Переводя статью кулленовского «Лекарствоведения» о действии хины, которая только стала появляться в то время как средство лечения малярии, Ганеман заметил, что симптомы хинного отравления очень схожи с клинической картиной малярии. Характерная лихорадка с периодичностью в 3-4 дня, дрожь без озноба, жажда, притупление чувств, скованность в суставах, неприятное ощущение онемелости – все эти симптомы были известны Ганеману не понаслышке. Он сам когда-то перенес малярию.