Онкологические заболевания в гинекологии представлены в основном злокачественными опухолями яичников, тела матки и шейки матки, составляющими три четверти всех онкогинекологических заболеваний. Наибольший удельный вес имеют опухоли тела матки (эндометрия) – более 40%. На втором месте новообразования шейки матки, за которыми следуют опухоли яичников. Впрочем, актуальность заболевания обуславливается не только частотой возникновения, но и уровнем смертности от него. Так, самое редкое из трех онкогинекологических заболеваний – рак яичников – характеризуется самой высокой смертностью, превышающей в 2 раза смертность от опухолей эндометрия (см. таблицу 1). Вполне очевидно, что такое положение вещей происходит по большому счету вследствие двух причин: поздним выявлением заболевания (до 70% впервые диагностированных случаев – III и IV стадия) и недостаточной эффективностью существующих подходов к комбинированному лечению.

Несмотря на то, что данные заболевания объединены по узкоспецифическому признаку принадлежности к женской репродуктивной сфере, каждое из них существенно отличается от другого по целому ряду патогенетических аспектов. Поэтому и лечебные подходы отличаются также существенно. Это касается не только различий в способах и прогнозах оперативного и лучевого лечения, но в выборе средств фармакотерапии. Во-первых, имеются существенные различия в преобладающих гистологических вариантах опухолей матки, шейки матки и яичников. В одних случаях приоритетными являются плоскоклеточные раки, в других – железистые карциномы, а в третьих – неимоверный коктейль эпителиальных и неэпителиальных опухолей. Чувствительность их к химиотерапевтическим средствам разная.

Во-вторых, в зависимости от локализации опухоли отличаются по признаку чувствительности к половым гормонам. Так, опухоли эндометрия несут на своих клеточных мембранах рецепторы к эстрогенам и прогестерону, и как следствие, нередко в лечебной схеме можно увидеть синтетические прогестины (Депо-Провера, Норколут и т.п.). В то же самое время, рак шейки матки совершенно не чувствителен к гормонопрепаратам. Остается открытым вопрос о влиянии половых тропинов гипофиза на опухоли яичников.

Фитотерапия, как равноправный и легитимный метод современной фармакотерапии, формула которого изложена в Методических рекомендациях Минздрава № 2000/63, обязана быть в полной мере использована для лечения в сфере онкогинекологии. Такая необходимость обусловлена самой сутью патологии, представляющей собою ни что иное, как хроническое заболевание, характеризующееся длительным течением, а значит, и потребностью к долговременной терапии, по возможности имеющей минимальные побочные эффекты. Как известно, именно фитотерапия с ее мягким щадящим воздействием на органы и ткани, в подобном контексте наиболее применима. А в умелых руках вообще представляет мощное оружие против болезни.

Стратегия фитотерапии онкобольного обычно строится по одному из двух вариантов в зависимости оттого, проходит ли пациент в данный момент лечение основными методами (операция, ПХТ, лучевая терапия) или нет. В первом случае главными задачами фитотерапии являются профилактика и преодоление побочных эффектов применения основных методов, усиление их противоопухолевого действия и предупреждение тахифилаксии. Во втором случае фитотерапия используется в качестве основного, а подчас и единственного метода лечения. В этом случае на первое место выходит необходимость в наиболее полной реализации всех противоопухолевых возможностей фитотерапии.

Можно выделить ряд терапевтических направлений, по которым должен производиться подбор лекарственных растений в схему лечения онкобольного. Вполне очевидно, что данные направления могут быть разделены на две большие группы: противоопухолевые и мероприятия общего плана, с соответствующим акцентом в зависимости от этапа основного лечения.

Современная научная фитотерапия, как метод, базирующийся на знаниях о фармакологических эффектах активных соединений, входящих в состав растений, подчиняется тем же патогенетически обусловленным принципам выбора лекарства, что и «фармакотерапия чистых субстанций». Безусловно, далеко не каждое растение может быть четко отнесено к той или иной фармгруппе. Однако сейчас можно говорить об антигормональных растениях, индукторах апоптоза, специфических иммуномодуляторах и т.п.

Однако, даже имея внушительную экспериментальную базу, нельзя ни в коей мере считать знание о фармакологии растений исчерпывающими, и соответственно, методические подходы в лечении травами до конца отработанными. Поэтому фитотерапевт в своей практике обязан многогранно и наиболее полно использовать весь известный ему эмпирический опыт, накопленный народом, а также опыт древних традиционных медицинских систем Китая, Тибета, Персии, Средневековой Европы и т.п.

Одним из таких эмпирических вопросов остается вопрос об избирательном противоопухолевом действии разных лекарственных растений на тот или иной орган или ткань человеческого организма. Так, например, в народной медицине существует целая группа растений, объединяемых под названием «маточников». Это такие травы, которые избирательно действуют на матку (собственно, в народе имеются в виду все органы репродукции), в том числе, и как противоопухолевые средства. Данная группа весьма разнородна по ботанической принадлежности и по химическому составу. Так, например, в ней можно увидеть бешенный огурец, василистник, шандру, барбарис, пион, бархат амурский, переступень белый и еще ряд растений. Анализ химического состава позволяет предположить «общий знаменатель», объединяющий эти растения, что дает, в том числе повод для проведения экспериментального исследования. Так, например, целый ряд растений, применение которых в онкогинекологии характерно для восточных школ фитотерапии, содержат фенантреновый алкалоид берберин: барбарис обыкновенный, бархат амурский, василистник вонючий, водосбор сибирский, джефферсония сомнительная, хохлатка обманчивая, чистотел большой, гидрастис канадский.

В эксперименте была показана противоопухолевая активность берберина в отношении клеток рака шейки матки линии Ca Ski. Эффект берберина зависел от дозы и времени воздействия. В ходе исследования было показано, что апоптоз злокачественных клеток был связан с индукцией более высоких показателей белков p53 и Bax/Bcl-2, повышением уровней агрессивных соединений кислорода и ионов кальция, нарушением мембранного потенциала митохондрий, усиления активности капсазы 3. Апоптоз предотвращался, если до воздействия берберином клетки обрабатывались ингибитором капсазы zVAD-fmk. Кроме того, активность апоптоза коррелировала с увеличением концентрации белка GADD153, который является транскрипционным фактором апоптоза. Если же клетки предварительно обрабатывались каталазой, уровень данного белка был существенно ниже, а апоптоз предотвращался [1, 5].

При изучении эффектов хохлатки янхусуо, используемой в китайской медицине для обезболивания при терминальных формах рака, и берберина, как основного действующего вещества растения, было обнаружено антиангиогенное действие. Оказалось, что конституенты хохлатки, представленные в основном алкалоидами протобербериновой группы, и в первую очередь самим берберином, подавляют пролиферацию, миграцию, инвазию эндотелиальных клеток, а также их способность к построению капилярной трубки. Выяснилось, что берберин снижает выработку эндотелиального фактора роста (VEGF) путем подавления активности матричной металлопротеиназы MMP2. [2].

В эксперименте было показано, что противоопухолевому действию берберина поддаются злокачественные клетки не только с сохранной чувствительностью к химиотерапии, но и так называемые аноикис-резистентные клетки. Аноикис – это специфический тип клеточной гибели путем апоптоза, вступающий в действие, если клетка не прикреплена к клеточному матриксу. С точки зрения онкологии аноикис-резистентные клетки являются источником отдаленных метастазов. Интересен тот факт, что в эксперименте в качестве препарата сравнения был использован доксорубицин, значительно уступивший в эффекте берберину в эффекте подавления роста аноикис-резистентных клеток [3].

Помимо интересных антираковых свойств было также показано радиопротективное действие берберина при проведении облучения области живота и малого таза. В исследовании участвовали 42 пациентки с раком шейки матки и еще 36 пациентов, которым облучение проводилось по поводу семином или лимфом, локализованных в области малого таза и живота. Группы были в случайном порядке разделены поровну на принимавших и не принимавших берберин. Препарат принимался в дозе 300 мг три раза в день внутрь в ходе облучения, а еще восьми пациентам с развившимся острым радиационным интестинальным синдромом (ОРИС) берберин назначали с третьей или пятой недели лечения. Результаты были следующие. В группах больных, не получавших берберин, развился ОРИС, выразившийся в утомляемости, отсутствии аппетита / тошноте, колите, рвоте, проктите, потере веса и диарее на уровне 1 степени и в ряде случаев анорексии / тошноте, утомляемости 2 степени. В то же самое время у больных, получавших берберин, были отмечены осложнения лучевой терапии только в виде колита, анорексии / тошноты и утомляемости 1 степени [4].
Экспериментально обнаружен эффект берберина и экстрактов из содержащих его растений при опухолях печени, перевиваемых опухолях легких, индуцированных опухолях толстого кишечника, клеточных линиях A549, MCF-7 и MDA-MB-231 (рак молочной железы), SCC-4 (плоскоклеточный рак языка человека), 5-8f (назофарингеальная карцинома), глиомы крыс, нейробластомы человека, простаты человека, остеосаркомы человека, SNU-5 (рак желудка) и др.

Рассматривая эффекты берберина, нужно упомянуть препараты, получаемые путем ферментации чистотела. Как показал химический анализ, сумма активных веществ чистотела, подвергаемых превращению, по большей части представлена берберином и родственными ему алкалоидами изохинолинового ряда. В ряде работ сообщается о способности Украина вызывать апоптоз клеток линии рака шейки матки [6]. Коллеги из Ukrainian Anti-Cancer Institute (Вена, Австрия) сообщают об успешном применении препарата для лечения рецидива шейки матки у 28-летней пациентки. Ей был установлен диагноз и проведена эндоцервикальная конизация. Через год был обнаружен рецидив заболевания in situ, но от повторного хирургического лечения больная отказалась. В течение года для ее лечения применялся препарат Украин, после чего следов заболевания обнаружено не было. Еще через 3 года она родила здорового ребенка. К моменту написания статьи (1996 г.) больная была здорова в течение 8 лет [7]. Похожая работа была проведена онкогинекологами Департамента акушерства и гинекологии медицинского факультета Университета Хон Каен, Таиланд. Украин назначали по 10 мг внутримышечно ежедневно до 10 инъекций на курс. Измерялись два наибольших диаметра и объем опухоли, проводились иммунологические тесты до и после назначения препарата. После лечения пациентки были прооперированы в объеме радикальной гистерэктомии (тип III по Piver). В трех случаях из 9 был достигнут частичный регресс. В 6 случаях констатировалась стабилизация. Наблюдалось снижение общего числа В-лимфоцитов и Т-супрессоров, тогда как общее число Т-лимфоцитов увеличивалось за счет хелперных клеток [8].

Обсуждая растения — «маточники» и их химический состав, мы выявляем еще одно не менее интересное, чем берберин, соединение – кукурбитацин. Данное вещество мы находим в основном в составе Тыквенных: бешенный огурец, переступень белый, сициос угловатый, трихозант змеевидный, колоцинт, а также в представителях других семейств — авране лекарственном, иберийке горькой, элеокарпусе (Elaeocarpus hainanensis) и др.

Кукурбитацин Е продемонстрировал противоопухолевую активность в отношении клеток рака яичников ES-2 [9]. Совместное культивирование раковых клеток с лимфоцитами, предварительно активированными кукурбитацином D, выделенным из бешенного огурца, приводит у лизису злокачественных клеток [13].
Кукурбитациновые гликозиды В и Е, выделенные из листьев колоцинта, подавляли рост клеток рака молочной железы человека ER(+) MCF-7 и ER(-) MDA-MB-231. Изучение клеточных культур, обработанных смесью кукурбитацинов показали существенное возрастание клеток, замерших в фазе G2/M цикла деления. В клетках понизилось содержание белков-инициаторов митоза, например, комплекса p34(CDC2)/cyclin B1. Клетки приобретали вытянутую форму, что может свидетельствовать о повреждении актиновой филаментной организации. Нарастал уровень апоптоза [12].

Высказывается предположение, что одной из мишеней действия кукурбитацинов является белок STAT3 и опосредованный им путь регуляции деления злокачественных клеток. Проведен целый ряд экспериментов, доказывающих это предположение, на основании чего делается вывод о необходимости изучения кукурбитацинов в качестве возможных средств таргетной терапии. Кукурбитацины усиливают эффекты доксорубицина и гемцитабина. Показана активность кукурбитацинов в отношении культур опухолей толстого кишечника, назофарингеальной карциномы, поджелудочной железы, лейкоза, нейцробластомы.
Интересное растение трихозант змеевидный (Trichosanthes cucumerina), используемое в китайской традиционной медицине для лечения рака, содержит в корнях брионовую кислоту, а в плодах кукурбитацин В. Оно продемонстрировало в эксперименте противоопухолевую активность против четырех клеточных типов рака молочной железы, двух типов рака легкого и одного типа рака толстого кишечника [10]. В отношении кукурбитацина D, выделенного из трихозанта Кириллова, показано свойство вызывать апоптоз клеток гепатоцеллюлярной карциномы [11].

Тема «маточников» будет неполной без рассмотрения растений – гормонорегуляторов, среди которых наибольший интерес для нас представляют две группы средств. Травы, богатые фитоэстрогенами, и растения, содержащие литоспермовую кислоту. Вследствие важности этой темы и обширности материала мы рассмотрим ее позднее отдельной главой.

Говоря об эмпирическом народном опыте траволечения онкологических заболеваний гинекологической сферы и анализируя при этом народные рецепты et masse, усматриваются еще одно интересное направление поиска. Противоопухолевыми свойствами в отношении женских репродуктивных органов обладают многие ядовитые растения, растущие в воде (реке, озере или даже в болоте). Среди них отчетливо выделяются представители семейства Лютиковых (которое и так уже дали нам василистник и ветреницу, прострел, ломонос, перелеска, клопогон) водосбор, калужница, купавка, «водоплавающие красавцы» — лотос, кубышка и кувшинка, и, конечно же, в качестве классики жанра – водный перец (раковые шейки, горец перечный).