Окаменелости пчёл, наряду с окаменелостями других насекомых встречаются в пластах мелового периода, датируемого по одним источникам 30 миллионами, по другим – 60 миллионами лет до нашей эры.

Итак, пчела появилась на 25 — 55 миллионов лет ранее человека. Познакомился с ней человек уже тогда, когда неуверенно чувствовал себя на двух конечностях, когда он не стал еще даже охотником, а был просто собирателем. Человек добывал мёд из дупел деревьев и расщелин скал, в которых в то время жили пчелы. В восточной Испании, неподалеку от Валенсии, есть пещера, на стене которой изображен такой момент. Одни датируют этот рисунок седьмым тысячелетием до нашей эры, другие считают еще старше. (Первые люди появились в Испании около 40 тысяч лет назад). Этот рисунок сохранился и поныне. Продавай мёд, поезжай отдохнуть в Испанию, заодно и на этот наскальный рисунок посмотришь.

Письменные, если можно так выразиться, памятники Древнего Египта 5000-летней давности свидетельствуют, что там разводили не только кур, но и пчёл. В древнем Египте пчёлы входили в герб наиболее древней нижней части страны. Ульи перевозили в верховья Нила, где было много медоносных растений, а потом возвращали назад с собранным медом. Получается, что уже тогда было известно кочевое пчеловодство. Мёд широко использовался для пропитывания пелён мумий, а также для консервирования пищи, особенно при дальних военных походах.

Бортничество - древнейший промысел

В это же время пчёлы были известны и китайцам, которые занимались пчеловодством и использовали мед как лечебное средство. В третьем и втором тысячелетии до нашей эры их медицина рекомендовала мёд как самостоятельное лечебное средство.

В Древней Индии за 4000 лет до Рождества Христова пчела уже считалась священным насекомым. Бога Вишну изображали в виде пчелы, бога Кришну — с пчелой над головой.

В Ассирии в третьем тысячелетии до нашей эры пчеловодство также было широко развито. Были известны лечебные свойства не только мёда, но и воска. Во времена Сарагонта и позднее тела умерших намазывали мёдом и покрывали воском.

Древние греки занимались пчеловодством уже серьезно, а знаменитый Аристотель за 750 лет до н. э. положил начало пчеловодству научному. Именно в его трудах есть первое упоминание о гнильцовых заболеваниях пчел.

Известный ученый и врач Гиппократ за 400 лет до н.э. знал об антисептических свойствах мёда и лечил им желудочно-кишечные заболевания, гнойные раны и язвы.

Пчеловодство было сильно развито и в Палестине. Пчёлы там обитали в основном на скалах, по которым в жаркие летние дни тёк мед. Палестину называли «землей, где течет мёд и молоко». Греческий путешественник Страбон (63 г. до н. э.) сообщает о большом производстве и потреблении мёда, который называли эликсиром, в Аравии. Арабы считали мёд божьим даром.

Пчеловодство хорошо было развито и в Римской империи. Римский ученый Варрон (116—27 г. до н. э.) в своем работе «О сельском хозяйстве» много пишет о развитии пчеловодства, разведении пчёл, ульях, продуктах пчеловодства. Римлянам были известны не только питательные и лечебные, но и консервирующие свойства мёда. Известный римский ученый и врач Диоскрид, живший за сто лет до нашей эры, в своем произведении «Materia medica» пишет об успешном применении лечения мёдом при желудочных заболеваниях, гнойных ранах и фистулах.

Наибольшего развития пчеловодство достигло в эпоху распространения христианства. Пчелиный воск тогда употребляли для религиозных целей. Воск ценился очень высоко. Ростовщики брали проценты воском. Церковь за воск отпускала грехи.

До XVI века медоносные пчёлы были известны только Старому Свету — Европе, Африке и Азии. Но уже в 1530 г. португальцы завезли пчёл в Новый Свет — в Бразилию и, вероятно, в другие части Америки. Первое упоминание о завозе медоносных пчёл в Северную Америку относится к 1638 году. В Австралию в 1822 году пчёл завезли англичане, а в Новую Зеландию еще позже — в 1842 г., или около 160 лет тому назад.

Европа еще не была той индустриальной клоакой, которой является сегодня. Еще не дымили тысячи труб, застилая «смогом» огромные территории. Обширные лесные массивы были насыщены медоносными деревьями и кустарниками. Лес с его полянами, поймы многочисленных рек и ручьев, луговое разнотравье являлись богатейшим пастбищем для пчёл на всей территории Европы. Все эти благоприятные природные и климатические условия способствовали быстрому их размножению и расселению по континенту вплоть до «Уральского камня».

Пчелиный промысел был, по существу, охотой за мёдом. Человек занимался ею на протяжении многих столетий. Он находил дупло диких пчёл и забирал весь мёд, отнюдь не задумываясь о том, что будет с разоренной пчелиной семьей.

Позднее охотники за мёдом стали метить найденные деревья с пчелами (как метят до сих пор охотничьи угодья промысловики в Сибири) и считать эти дупла (борти) своей собственностью. Чтобы пчёлы не погибли, они оставляли им на зиму часть мёда. Затем бортники научились сами делать дупла в деревьях, куда заселялись пчёлы. Так на смену системе дикого пчеловодства пришло бортничество, когда люди изготовляли уже жилье для пчёл, выдалбливая в деревьях дупла и отмечая их личным знаком. Дерево с бортью называлось бортевым, а участки леса с бортевыми деревьями — «бортевыми угодьями».

В те времена пчеловодство было одним из основных, наиболее доходных и просто любимых промыслов русского народа. Ни в одной другой стране пчеловодство не было так широко развито. Ни в одной другой стране нет такого отношения к пчёлкам, как у нас.

Полибий, византиец IV века н.э., писал в своих книгах, что основой торговли славян были воск и мёд.

Пчеловодный промысел быстро развивался во времена Киевской Руси. Мёд и воск тогда были одними из основных экспортных товаров, очень дорогих товаров, надо подчеркнуть. Причем воск стоил дороже мёда в 15 раз. Мёд тогда был единственным сладким продуктом (сахар из свеклы научились делать лишь в XIX веке). Кроме кушаний, мед использовали для приготовления хмельных напитков (водки тогда тоже, к счастью, не знали), морсов, квасов, сбитней и т. д. Воск же, для тех, кто позажиточней, был основным материалом для освещения.

Один иностранный путешественник, побывавший в XI веке на территории современной Украины, писал: «Я видел в этой земле удивительное множество пчёл, пчельников, пасек на степях и бортей в лесах, я заметил в ней чрезвычайное обилие мёда и воска». Таким образом, уже в XI веке одновременно с бортничеством начал развиваться и новый вид пчеловодства — «на пасеках», устраиваемых поблизости от населённых пунктов, а впоследствии и непосредственно рядом с жильем. Термин «пасека» появился, вероятнее всего, от места в лесу, которое предварительно вырубалось, «посекалось».

Для развития русского бортничества имелись очень благоприятные природные условия. В те времена леса окружали не только малые города, но сплошной стеной подступали к предместьям даже Москвы и Киева. Кроме медоносных деревьев и кустарников, разнообразная травянистая растительность по лесным полянам, лугам и поймам многочисленных рек, речушек и ручьёв давала практически неограниченную кормовую базу для пчёл.

В феодальный (термин условен) период бортевое пчеловодство получило особенно широкое развитие. И во все времена мёд и воск являлись важнейшими продуктами внутренней и внешней торговли. Бортничество становится специальным промыслом многих людей, даже появляется промысловое сословие – бортничи люди. Бортники и их промысел были взяты под защиту закона. По «Русской правде» Ярослава Мудрого нарушители закона жестоко штрафовались. За порчу бортных деревьев или выломку чужого мёда «Литовским статутом» (1525 год), статьи которого дополняли «Судебник» Ивана Грозного, была установлена смертная казнь.

Пчеловодство (бортничество) в некоторых районах было единственной отраслью использования сельскохозяйственных угодий.

С X до XVII века бортничество на Руси процветало. Например, бортники только одной Лебединской дачи в Киевском Полесье платили оброка 2 400 пудов мёда. Налоговая система при жестоких князьях и царях, не в пример нынешним «добрым» власть имущим, предполагала отбор в пользу государства лишь «десятины». Следовательно, они получали в этой даче не менее 24 000 пудов мёда. Таких дач в то время, по сообщению Н. М. Витвицкого, насчитывалось не менее тысячи. Часто встречались целые деревни и даже сёла бортничи».

Натуральное хозяйство было примитивным, то же можно сказать и о бортничестве. Изготовить новые борти, заманить в них рои, защитить их от зверей и птиц, весной почистить, отобрать мёд – вот и весь уход.

Бортникам, кроме знания, умения и смекалки, были присущи ловкость и смелость. Им приходилось влезать на высокие и толстые, часто без сучков, деревья на высоту до 15— 20 м при помощи лишь длинной верёвки и там работать с пчёлами. Специальные приспособления для этой цели стали употреблять значительно позднее.

Медленно, но неуклонно, с ростом населения, развитием сельского хозяйства и промышленности, начинают вырубаться леса. Возникает необходимость сохранения и охраны бортей. Бортники стали выпиливать дупла с пчелами из деревьев и устанавливить их поближе к дому на специально расчищенный от леса участок (посеку), который позднее стал называться пасекой. Бортники научились сами изготовлять жилище для пчёл — колоды и дуплянки. Из толстого кряжа диаметром не менее полуметра и длиной до 1,5 метров выдалбливали нутро. Сбоку выпиливалось отверстие и закрывалось боковой крышкой «должеей» с летковыми отверстиями. Сверху дупла для крепления сотов устанавливали «кресты», которые закрывали верхней должеей и берёстой. Колоды устанавливали на землю вертикально (стояки) или горизонтально (лежаки). Собрав все семьи пчёл в одном месте на пасеке, пчеловод мог теперь меньше беспокоиться об охране, обслуживать большее количество пчелиных семей.

Новые колоды кропили ароматической водой, приготовленной из раствора мёда, сока бальзамических трав и уксуса для привлечения роёв. Для защиты пчел от куниц и медведей устраивали подкуры (широкие подмостки с вколоченными деревянными или железными гвоздями), самобитки и колыбели.

Первый осмотр пчёл проводили, как и теперь, весной после очистительного облёта. Называли его веснованьем. В это время пчеловод очищал колоду от накопившегося за зиму сора, плесени и подмора и определял, доста­точно ли у пчёл мёда для питания до появления первого весен­него медосбора. Излишки мёда подрезал, а если его было мало, то добавлял от других семей или из запаса. В начале осени проводили второй и самый большой сбор мёда, называемый подбираньем. Это был торжественный момент, как, впрочем, и теперь. Соты с мёдом подрезали в каждой семье пчёл и складывали в бочки. Потом в теплую, но не горячую печь ставили широкие горшки, накрытые редкой холстиной, поверх которых укладывали куски сотов с мёдом. Мёд фильтровался из тающих сотов в горшки, куда, вместе с ним, попадали в небольшом количестве и пыльца, и частички воска, и прополис. Мёд получался не очень чистый, но, безусловно, очень полезный.

В Сибирь пчёл завез в 1786 году Н. Ф. Аршеневский. Богатая и разнообразная кормовая база обеспечи­вала хороший медосбор, пчеловодство было доходным, поэтому их начали быстро размножать и завозить все дальше: в Восточную Сибирь, Забайкалье и на Дальний Восток. К концу XIX века пчёл можно было уже встретить в Уссурийском крае и по всей Средней Азии, а к средине XX в. пчеловодством понемногу стали заниматься и в Монголии.

В XVIII веке пчеловодство стало значительно сокращаться. Причиной тому стали появление свекловичного сахара и заменителей воска для освещения (парафина, стеарина). Немалый ущерб нанесла пчеловодству вырубка лесов, начавшаяся при Петре I , и дававшая казне немало золота при экспорте. Преемники Петра не отставали от великого предка вплоть до Екатерины Великой. Однако, хоть та и издала ряд указов, поощрявших бортничество и освободивших бортников от государственных налогов, пчеловодство России потеряло былую славу и престиж.

Пчеловодство нашей страны и в настоящее время важная (не очень доходная, правда) отрасль сельского хозяйства. Она дает очень питатель­ный, вкусный и имеющий лечебные свойства продукт — мёд, воск — необходимое сырьё для промышленности, а также прополис цветочную пыльцу (пергу), маточное молочко и пчелиный яд, используемые как в традиционной, так и в официальной медицине.

Кроме того, жизнь пчёл очень интересна и поучительна, а занятие пчеловодством увлекательно и полезно. Именно поэтому пчёлы и пчеловодство отражены и в народном эпосе (былинах, сказках, загадках, пословицах и поговорках), и в художественных произведениях русских писателей.

Система колодного пчеловодства сохранялась вплоть до XX века, пока на смену ему не пришло рамочное пчеловодство. В нашей стране даже после Великой Отечественной войны можно было встретить (и не редко) в деревнях колодные пасеки.

Пчеловодством в те времена занимались почти все крестьяне. С каждого улья (колоды) получали свыше 10—12 фунтов меда, а в отдельных колодах — до полутора пудов, что и в наши дни немало. Мёд продавали по 3—5 рублей серебром за пуд, а воск — по 12—20 рублей.

Первый в мире разборный рамочный улей изобрёл наш замечательный соотечественник П. И. Прокопович в январе 1814 года, положив тем самым начало культурному пчеловодству. Американец Лоренцо Лангстрот в 1851 году изучил и описал пчелиное пространство. Он же с Рутом изобрели многокорпусный улей, который называется их именем. С этого момента началась эпоха современного пчеловодства. Эти изобретения и открытия позволили создать улей с подвижными рамками. Применение подвижных рамок привело к изобретению Иоганном Мерингом в Германии в 1857 году искусственной вощины. Появилась возможность заставить пчел с минимальными затратами строить правильные ячейки и ровные соты. Австриец Франц Грушка, изобрёл в 1865 году центробежную медогонку. Исчезла проблема извлечения мёда из сотов без их разрушения.

Из того времени пришли противороевые методы Чайкина и Демари, семьи-медовики, инструментальное осеменение маток и многое другое. Тогда были открыты железы Насонова и Кожевникова, изобретена клеточка Титова, предложена почтовая пересылка маток и пакетов пчел и т.д .

С середины до конца XIX века было, по существу, изобретено всё, что является основой современного пчеловодства в мире.

В дореволюционной России перспективный и удобный рамочный улей внедрялся на пасеках очень медленно. Поэтому и товарность пасек долгое время оставалась низкой. Выход мёда от одной пчелиной семьи составлял в среднем 5—6 кг. Даже в 1910 году, почти через 100 лет после изобретения рамочного улья, в ульях содержалось только 35 % пчелиных семей из имевшихся тогда в России почти 6 миллионов. Средний размер пасеки составлял 5-6 пчелиных семей.

По данным «Ежегодника России» за 1910 год в России было уже 5 715 000 семей пчел, а меду было продано около 2 миллионов пудов (около 32000тонн).

11 апреля 1919 году Совнарком РСФСР издал постановление «Об охране пчеловодства», опубликованный в «Известиях ВЦИК», которое сыграло большую роль в развитии пчеловодства в стране. После его принятия, количество пчелиных семей с 1,315 миллиона в 1919 году увеличилось до 6 миллионов в 1927году. К началу 1937 года был в почти завершен переход на рамочное пчеловодство, а к концу 1940 года в СССР насчитывалось уже 10 млн. пчелиных семей. В рамочных ульях содержалось 95% имеющихся пчелиных семей.

Великая Отечественная война, как перед этим и Гражданская, нанесла пчеловодству нашей страны колоссальный ущерб. Там, где прошли бои, а это почти вся европейская часть, практически не осталось пасек пчел. Если учесть, что именно в европейской части была основная масса пасек, — потери были катастрофические.

Начался восстановительный период, и к середине шестидесятых годов количество пчелиных семей было доведено до предвоенного уровня. В это же время происходил научно-технический переход пчеловодства на промышленную основу. Советский Союз снова прочно занял первое место в мире по развитию пчеловодства. Средняя продуктивность одной семьи пчел — 10 кг товарного мёда, а общее производство мёда составило свыше 90 тысяч тонн в год. В пчеловодстве наметилось три направления: медово-товарное, опылительно — медовое и разведенческое.

Перестройка и связанные с нею процессы нанесли пчеловодству, и не только ему, ущерб больший, чем обе войны вместе взятые. Большинство хозяйств разорилось, лишь отдельные «держались на плаву», благодаря усилиям энтузиастов и пчеловодов-любителей, которые, слава Богу, к настоящему времени и возродили отрасль.

В районах Дальнего Востока, Сибири, Урала, Башкирии и ряде других мест с богатой естественной медоносной растительностью имеются крупные специализированные хозяйства по производству меда и воска.

В районах интенсивного земледелия возделывается до 150 видов медоносных растений, занимающих огромные площади. В этой зоне пчеловодство имеет опылительно — медовое направление.

В южных районах России, где теплый климат и обилие весенних медоносов, пчеловоды производят ранних плодных маток и пакеты пчёл.

В последнее время, с лёгкой руки башкирских продавцов (и части пчеловодов) мёда, стало модно обсуждать тему бортевого пчеловодства и преимуществ продукции его. Особого внимания она не стоит. Следует лишь сказать, что \»вперёд назад\» — не лучший вариант прогресса. Это обычная рекламная кампания, вреда от неё, в отличие от других шарлатанств, не много, но и пользы — никакой.

По большому счёту, без научного обоснования (а его не было и нет) считать дупло дерева идеальным жилищем пчёл не стоит. Домыслы же — не есть истина. Если африканцы живут в пустыне, то не потому, что им там нравится, а потому, что там они родились и жить вынуждены.